Должны же быть какие-нибудь варианты. - Ну какие варианты?
Сонь, поцелуй меня там, а? - Где? - Там.
Ты что? - А что? - Ты что говоришь?
Какая ты не романтичная, ей-богу. - Это, по-твоему, романтика?
По-моему, да.
Господи, насмотрелся всякой гадости. Ну все, спим.
Сережка, перестань. - Все. - Слушай... - Что?
Давай стоя перед зеркалом, а?
Ты представляешь! Чуть не проехала!
Ты к своим? - Угу, я вот достала немножко дефицита своим.
Ты-то куда со всем своим выводком? - Вынуждена всех везти на работу.
Грей воет, соседи жалуются.
Я разговаривала с ветеринаром, оказывается, у него климакс.
У кого климакс? У ветеринара? - Ну что ты! У Грея!
Я думаю он по Митьке скучает. Митька все-таки хозяин.
А как там Митька? Пишет что-нибудь? Ничего не пишет, может их в Афганистан перебросили? - Да ну, что ты.
Ты не паникуй раньше времени. - Как страшно, Соня, не дай Бог.
Ну ладно, Ир, пока. - Анюта, пока! Грей! - Счастливо.
Мама!
Господи, Сонюшка! Я сейчас.
Гаврюшенька, собачка моя золотая.
Папа, ужас какой, тебя не узнать, настоящий пасечник стал.
Да, с каждого улья почти по пуду снимаю. - Да ты что?
Знаешь, какие они труженицы?
Я вам немного продуктов привезла.
Опять к этой Нине ходила? - Ходила. Понимаешь, мы завтра французов принимаем, я должна стол организовать.
Я еще на рынок побегу завтра с утра. - Французы? Ты об этом так обыденно говоришь, как будто вы каждый день принимаете французов.
Когда Сережка во Франции готовил материал для своей книжки он там с одним французом познакомился.
Он генерал этой эскадрильи, бывший летчик, и оказалось, что там он какая-то очень важная шишка, а у нас он ветеран общества этого нашего...
Советско-французской дружбы?
Теперь он здесь и мечтает нанести нам визит.
Как интересно! Сейчас я пойду отцу скажу.
Володя! Завтра Соня принимает французов, представляешь?
Французик из Бордо! Теперь они все в Сопротивление записались.
Когда Кейтель в 45 году в мае пришел подписывать капитуляцию и увидел в зале французскую делегацию, он даже ахнул, говорит: как?
Мы еще и французам войну проиграли?
Соня, надень мою горжетку. - Сейчас же лето, мам.
Да еще шубенку надень, как говорил Герцен, знакомство с иностранцем для русского человека, это в некотором роде повышение в чине.
Тогда возьми мою камею. Помнишь, ты ее надевала на Новый год и все на тебя смотрели. Все-таки французы - сhеrсhеz lа fеmmе.
Жемини да жемини, а о водке - ни полслова.
Соня! А дверь? Сколько раз я вам говорила, обейте дверь заново.
Они ужаснутся, увидев ее. У них клошары лучше живут, чем у нас писатели.
Здравствуйте. - Здравствуйте.
А что, это вам кто-то велел? А кто платить-то будет?
Мам, не боись, не мы. - А кто? Господи, что это вообще такое?
Боже мой, ты что, Саш, ты икру ешь? Это же для гостей.
Это другая икра. Пошли, я тебе кое-что покажу.
Смотри, а?.. Какой у нас унитазик. - Красота-то какая...
Ну, смотри. - Батюшки, потрясающе.
Смотри какой бачок. - Слушай, а откуда это все, а?
Vivе lа Frаnсе! - А, вот в чем дело. Может эти французы к нам тогда каждый месяц будут ездить? - Не обещаю.
Жаль, мы бы за их счет капитальный ремонт сделали, давно пора.
Крапивин Владислав Андреевич. - Соня, Софья Владимировна.
Софья Владимировна, можно Вас на минутку? - Да, конечно.
Это кто? - Кто, кто - из органов.
Из каких органов? - Внутренней секреции.
Ой, господи, это вы все принесли?
С ума сойти. Я столько... денег назанимала, вообще, чтоб...
И что, это все можно есть?
Нужно будет все поставить на стол, когда придет французский дедушка.
Но особенно не налегайте.
Ну, а если французский дед сам все сметет? - Вряд ли, у него язва.
О, все знаете.