Ох, коль жизнь есть несносна, Кто страсти не имеет,
А душа к любви косна - Без потех вся стареет.
Чем день всякий провождать..."
"Подобно Ломоносову, сын астраханского дьячка Василий Кириллыч Тредьяковский ушёл пешком в Москву в Cпасские школы.
Недолго проучившись, бежал от поповской схоластики.
Судьба привела его в Париж, в знаменитую Сорбонну.
Тредьяковский - первый профессиональный литератор в России.
Ему принадлежит огромная заслуга в преобразовании русского стихосложения."
"...Виват, Россия!
Виват, драгая!
Виват, надежда!
Виват, благая!
Начну на флейте Стихи печальны.
Зря на Россию Чрез страны дальни
Сто мне языков Надобно было -
Прославить всё то,
Что в тебе мило.
Россия! Мать! Свет мой безмерный!
Позволь то чадо, Прошу твой верный.
Ах, как сидишь ты На троне красна!
Небу российску Ты солнце ясно!...
..."Вонми, о небо!" -
Я реку:
"Земля да слышит
Уст глаголы!"
Как дождь, Я словом потеку,
И снидут, как роса к цветку
Мои вещания
На долы."
"Вонми, о, небо!" -
Я реку, -
"Земля да слышит
Уст глаголы!"
Как дождь я словом потеку,
И снидут, Как роса к цветку,
Мои вещания на долы!
Как дождь, я словом потеку,
И снидут, Как роса к цветку,
Мои вещания на долы.
Воры! Воры!
Вторую неделю каша пустая!
Да и та прогорклая!
Воры! - Воры!
50 рублей сенат положил! 50!
Хуже, чем арестантов содержат! Хуже, чем арестантов!
Воры!
Чего разорались, сукины дети!
Али мало вам горячих всыпали?
Может ещё кому охота в сенат пожалиться?
А всё ты, щенок! - Всё равно воры!
Воры! Воры!
Воры!
Воры!
Воры!
Воры!
Господин адъюнкт, безобразия творят, никакого сладу с ними нет!
Опять бунтуете?
Не надоело, братцы?
Отведайте, господин Адодуров!
У?
Воры. А эконом Фельтон - первый из них.
Нас, как липку, обдирают... - Помолчи, Лебедев!
Ты что?
Вон, как Ломоносов уписывает!
Ломоносов! Что это за книга?
Ну, дай, дай взгляну.
А-а, новый краткий способ российского стихосложения.
Под трактат Василия Кириллыча Тредьаковского любую кашу смолотить можно!
Пошто не бунтуешь, как товарищи?
И не такое терпел, господин адъюнкт.
Жизнь тратить попусту жаль.
Я ведь постарше всех - вам ровесник.
И то верно.
Наука, что страсть - до тла сжигает.
Ей всего себя в жертву принесть нужно, без остатка.
"Василий Евдокимыч Адодуров пришёл в столицу из новгородского духовного училища.
Изучал языки, занимался переводами.
Встреча с выдающимся математиком Даниилом Бернулли определила его дальнейшую судьбу.
С 1733 года Адодуров - первый русский адъюнкт по кафедре математики."
Ну, вот что, братцы.
вы уж не бушуйте.
Скажу Шумахеру я про кашу вашу знатную, да эконом Фельтон уж больно у него в чести.
Так что, не обессудьте!
Виноградов! Пойдёшь со мной к Шумахеру.
И ты, Ломоносов, пойдёшь.
Ну-ка, поживее!
Быстрее, быстрей!
Согласно представлению его сиятельства президента академии барона Корфа, студенты академической гимназии
Виноградов Димитрий 16-ти лет и Ломоносов Михайло 24-х лет направляются для изучения металлургии и химии в Германию, в город Фрайберг, к славнейшему горному советнику
Иоганну Фридриху Генкелю.
Ну дак вот, первоначально вы поедете в город Марбург к знаменитому по всей Европе профессору Кристиану Вольфу.
А теперь зачтите инструкцию.
Во всех местах во время своего пребывания показывать пристойные нравы и поступки.
Пристойные!
Это особо тебя касаемо, Ломоносов!
В Европу едешь просвещённую!
По продолжении наук наилучше стараться.
Ко получению желаемого намерения ничего не оставлять, что до химической науки горных дел касается...
"Gaudeamus igitur
Juvenes dum sumus.
Gaudeamus igitur
Juvenes dum sumus.
Post jucundam juventutem
Post molestam senectutem
Nos habebit humus.
Nos habebit humus.
Vivat academia!
Vivant professores!..."
Я ожидал вас с интересом, и немалым!
Признаться, я не имел до сих пор удовольствия обучать русских студентов, хотя царь Пётр, величайший из всех государей, и приглашал меня к вам в Россию, в академию наук в Санкт-Петербурге, и даже место вице-президента мне обещал.
Увы, я понял, что это дало бы повод моим врагам торжествовать и праздновать победу.
Я не мог этого допустить.
Итак, вам предстоит изучить физику, химию, металлургию, естественную философию...
Как долго вы учились в академической гимназии?
Полгода. - Маловато.
Запомните, фундамент моей системы есть математическая метода.
Я жду от вас систематичности, прилежания и аккуратности.
Что вы знаете из философии? Кто преподавал у вас философию?
Академик Крафт - Крафт...
Ну, это достойный последователь Лейбница, нашего учителя.
Какую часть философии он вам излагал?
Как какую?
Главную. - Главную!
Он нам объяснил системы Декарта и Лейбница, коснулся и вашей системы, коей является большим приверженцем.
А вы?
Ну, мы ещё слишком мало знаем, чтоб судить о таких сложных материях.
Ах, так...
Это означает, что у вас есть вопрос, ответа на который вы у меня пока не нашли.
И вопрос этот?
Я хочу понять как устроено тело.
Живое, не живое.
Саму основу.
Начало начал.
Мельчайший элемент.
Истина - в гармонии разума и веры.
Все вещи и явления существуют в том разумном порядке, который был создан Всевышним.
Ничто иное, как разум - только он может дать нам знания, а вера его направляет.
Как сказал Бэкон: если хромой калека изберёт себе верный путь, то он способен обогнать рысака, бегущего по неверной дороге.
Ясно?
Ясно!
Высший долг - верность учителю!