В 1711 году это было.
А я в том году только родился.
Там у ратуши стояли столы с угощениями.
Много-много было всего!
Ваш царь Пётр был щедрый!
А жил он в том замке.
Я слышал как он пел.
Он пел наши песни, и я вместе с ним пел!
А потом он с нами в шахту спустился и киркой работал!
Какой был человек!
И великий император!
Ганс! Дай-ка газету господину студенту.
Вот она. - Вот, читайте.
"19-го августа русская армия овладела славною и изрядною Хотинскую крепостью, захватив в плен трехбунчужного пашу со всем гарнизоном,
157 пушек, 22 металлические мортиры, бесчисленное множество бомб.
Значение сей виктории для России неоценимо.
Взятие неприступной крепости Хотин в Бессарабии решило в пользу России исход 4-х летней войны с крымским ханством и Турцией.
Неприступная крепость Хотин была форпостом отоманской империи на подступах к Балканам.
К крепости были стянуты отборные войска численностью 90 тысяч человек, ставшие укреплённым лагерем на высокой горе, так что по словам русской реляции:
"и весьма невозможно казалось оного неприятеля из такого крепкого поста выбить".
Спасибо!
Виктория, Митяй!
Михайло!
Я сговорился с Генкелем. Пошли, пошли!
Да плевал я на Генкеля! На! Виктория славная! Прочти!
Ну, что персы, шведы, вся Европа?
Что милостивцы?
Не разучились русские после Петра воевать?!
Пойдёмте с нами, друзья! Мы разделяем вашу радость!
Пойдём! Отпразднуем викторию славную! Митяй!
Дмитрий: - Голодно.
Что?
Есть, говорю, хочется.
Небось, напишет Генкель в академию главному командиру Корфу - все труды пойдут прахом.
Повинился б ты перед ним.
А? Михайло?
Авось обойдётся?
Да ни за что!
Он нас за людей не считает!
Как липку, обдирает!
Не мыслю оного.
Я тебе вот что скажу.
Родился ты с талантом.
Другому твой талант много счастья бы принёс.
Только ты не обижайся, Миша.
Счастье без ума - дырявая сума.
Что найдёшь, то потеряешь!
А ты-то чего хочешь?
Просто жить.
Как все.
Вот окончу курс Генкеля, в Санкт-Петербург вернусь, должность получу, дом куплю, жену с приданым возьму.
Диктор: "Дмитрий Иваныч Виноградов войдёт в историю как создатель русского фарфора
Он сам разработает технологию производства, сам построит фабрику и сам наладит выпуск отечественного фарфора, качеством своим поразившим Европу.
Он умрёт 34-х лет от роду."
На-ка вот, прочти.
"Восторг внезапный ум пленил,
Ведет на верх горы высокой,
Где ветр в лесах шуметь забыл,
В долине тишины глубокой.
Крепит отечества любовь
Сынов российских дух и руку,
Желает всяк пролить всю кровь,
От грозного бодрится звуку..."
"Через 100 лет Белинский скажет:
"Ломоносов, этот Пётр Великий русской литературы, прислал из немецкой земли свою знаменитую оду на взятие Хотина, с которой, по всей справедливости, должно считать начало русской литературы."
"Шумит с ручьями бор и дол:
"Победа!
Русская победа!",
Но враг, что от меча ушёл,
Боится собственного следа.
Тогда, увидев бег своих, Луна стыдилась сраму их,
И в мрак лице, зардевшись, скрыла.
Летает слава в тьме ночной,
Звучит во всех землях трубой,
Коль русская ужасна сила!"
"Итак, Михайло стал отцом.
9 ноября 1739 года в церкви реформатской общины в Марбурге состоялось крещение дочери Ломоносова."
Нарекаю тебя именем Екатерина Елизавета.
Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.
Аминь.
Генкель: "Мужа знаменитейшего и учёнейшего, горного советника Генкеля, Михайло Ломоносов приветствует.
Ваши лета, ваше имя и заслуги побуждают меня изъяснить, что произнесённое мною в огорчении было свидетельством не злого умысла, а только уязвлённой невинности.
Я готов предать всё забвению, повинуясь естественной моей склонности.
Желаю, чтобы случившееся вовсе не упоминалось, как бы никогда не было, ибо... ибо я уверен, что вы видите в учениках ваших скорее друзей, нежели врагов."
Врагов?
Много чести.
Так вы раскаиваетесь, Ломоносов, или выражаете сожаление?
Выражаю сожаление.
Стало быть, вы не раскаиваетесь?
Раскаиваюсь, раскаиваюсь.
Хорошо.
Я надеюсь, этот урок послужит к вашей пользе.
Господь дал вам упорство и ясный разум.
Если вы будете неукоснительно следовать моей методе, вы достигните искусства в химической науке и горном деле.
Прошу садиться!
"Вместе с одой на взятие Хотина
Ломоносов отправляет в Россию письмо о правилах русского стихотворства.
Он пишет об изобилии и богатстве родного языка, впервые говорит о достоинстве ямбического стихотворного размера.
Его ода была написана прекрасным ямбом, который станет самым излюбленным стихотворным размером русских поэтов и высшее своё, самое совершенное выражение, получит у Пушкина.
Не остывал его интерес к металлургии.
Беседуя с опытными шахтёрами и старыми рудознатцами,
Ломоносов самостоятельно приобретает огромный опыт горного дела."
Я послал вас на рудники.
Почему вы здесь?
Господин советник, в своём бедственном положении мы доведены до крайности.
Мы голодаем, господин советник!
Наша одежда пришла в совершенную негодность.
Нам даже... стыдно выходить на улицу!
Ограниченность в пище,
4 талера в год, которые вы нам изволите выдавать в руки, вынуждают нас просить о прибавке.
Ни одного пфеннига больше.
Но... уважаемый господин советник!
На выдаваемые нам деньги совершенно невозможно содержать себя, дабы продолжить учение!
вы отнимаете у меня время!
Я не получил от российской академии 600рублей, обещанных на ваше содержание, и потому вынужден удержать их из денег, присланных ранее.
Я не дам вам ничего, даже если вам придётся просить милостыню.
По велению императрицы нашей нам прибавлено по 150 рублей.
Мы это знаем наверное.
вы хотите сказать, что я присваиваю ваши деньги?
Да.
Присваиваете.
Да как вы смеете!
Господин советник - честнейший человек!
Он содержит школу на свои средства в убыток себе!
Да как вы смеете!
Я не нуждаюсь в вашей защите, Шлёгель!
Тут всё до единого пфеннинга!
Проверь, наглец!
Проверять не стану, но от слов своих не откажусь!
Съестные припасы для нас вы покупаете у своего тестя.
Платите ему весьма щедро, а мы голодаем!
Михайло! Михайло!
Михайло! Да ты что, сдурел что ли! - Пусти!
Генкель: Шлёгель! Шлёгель!
Михайло!
Михайло!
Ну вот что, Михайло!
Я уже не мальчишка!
И нечего мной верховодить!
Да, у тебя дар от бога - тебе всё можно, от того и бешеный!
Но и у меня тоже свой скромный талант есть!