А он отвечает: "Так с научной точки зрения".
Вот какой идиот...
Вот какой...
Что с тобой?
Ой, мама!
Что с тобой, Гогочка?
Понимаешь, я хотел сказать, что Волька...
Что с тобой, Гогочка?!
Я слушаю.
Я слушаю.
Цела. Ничего он с ней не сделал.
Очень неумно.
Слушаю.
Это ты, Владимир? - Я, Варвара Степановна.
А что это ты зашептал так?.
Я не шепчу, это у нас аппарат немножко испортился.
Как твое здоровье? - Хорошо.
Женя куда-то запропастился. Ты его давно видел?
Если узнаешь, где он, позвони мне или его родителям.
Пожалуйста. До свидания.
До свидания, Варвара Степановна.
Ты отправляешься в путь? - Женька пропал.
А вдруг он утонул? Он собирался купаться.
Он не утонул. - А ты-то откуда знаешь?
Мне ли не знать, где он. - Ты что-нибудь с ним сделал?
Я зашвырнул его далеко, далеко на Восток.
Я полагаю, что его там продали в рабство.
Пусть он теперь сколько угодно грозится тебе, о Волька!
Ой, что ты наделал! Верни его немедленно, понимаешь?
Да ведь он же тебя тогда прора... проработает.
Ну и пусть проработает!
Скажи, что придумал: живых людей в рабство отправлять.
Верни его немедленно. - Слушаю и повинуюсь. Сейчас.
Еще один миг, о Волька...
И твой друг будет перед нами.
О горе мне, о стыд... Позор бедному джинну!
Тысячелетнее безделье губительно отразилось на моих способностях.
Я не могу вернуть сюда друга твоего Женьку.
Я позабыл, как это делается!
Какое мое дело, что ты забыл?
Сумел его в рабство отправить, сумей и вернуть.
Я же хотел, чтобы тебе было лучше, о Волька.
Есть, пожалуй, одно средство.
Какое средство?
Можно слетать за другом твоим Женькой на ковре-самолете.
Скорей летим! - Летим. Летим.
Я давно мечтал покататься на ковре-самолете.