На обыкновенном самолете я уже летал.
Мама будет волноваться, если я улечу, ничего ей не сказав.
А если скажу, она не отпустит.
Это не должно тебя беспокоить, о осторожнейший из Волек.
Обещаю, никто о тебе не вспомнит за время нашего отсутствия.
Ну да, ты не знаешь моей мамы.
А ты не знаешь Гассана Абдурахмана ибн Хоттаба.
Проклятая моль!
Падаю!
Хоттабыч!
Я весь к твоим услугам, о Волька ибн Алеша.
Я... я стараюсь вспомнить, как расколдовать.
Тебе что-нибудь угодно? - Погибаю!
О горе мне!
Хоттабыч, миленький!
А бедный Женька сейчас один... - Один... один...
На чужбине... - Ой, на чужбине...
Без друзей. - Без друзей...
Томится в непосильном труде. - Томится в непосильном труде...
Стонет, бедняга.
Ой, стонет, бедняга... стонет, стонет, бедняга...
Замучился!
Мальчик, ты хочешь кушать? Ты любишь бананы?
Спасибо!
Спасибо, друзья!
Что с тобой, Хоттабыч?
Ой, Хоттабыч! Держись! Давай сюда, Хоттабыч, ко мне!
Я вспомнил, как его расколдовать!
Сейчас, о Волька, одно мгновение, о прекраснейший.
Женька! - Волька, ты?!
Сырость какая! Хоттабыч, забирайся наверх, выше облаков.
На чем это мы летим? Похоже на ковер-самолет.
Это и есть ковер-самолет.
Ковров-самолетов не бывает. - Нет, бывает!
Хоттабыч, ну что ты там?
О горе мне! Промокла моя борода!
Подумаешь, горе какое.
Плохо нам, Волька. Как шлепнемся мы сейчас об землю!
Как останется от нас мокрое место!
Промокла моя борода! Я стал бессилен, как ребенок.
Для волшебства требуется только самый сухой волос.
Погоди! Самое главное - не терять спокойствия!
На воздушных шарах в таких случаях кидают за борт балласт.
Эх, прощайте, индийские бананчики!
Да, могло быть хуже.
Мы пропали! Мы попали во дворец могущественного владыки.
А у меня отсырела борода, и я бессилен.