Никакое это не хулиганство.
Об этом потолкуем на совете отряда.
Тише, Женечка.
А почему мне быть тише? Разве это я не экз...
Дурак! - От дурака и слышу.
Женька! Жень...
Ну как, прекраснейший из учащихся, потряс ли ты своими ответами учителей и товарищей своих?.
Потряс...
А мне было показалось, что эта почтенная женщина недовольна широтой твоих познаний.
Что ты, Гассан Хоттабыч.
Я превратил бы ее в колоду, на которой мясники разделывают бараньи туши, если бы не увидел, что она оказала тебе высший почет, проводив тебя до дверей класса.
Мир с ней. - Конечно, мир с ней.
Скажи, о Волька, а что это за отрок Женька беседовал с тобой столь дерзко?
Да ну его, прорабатывать меня собрался.
Ты на меня, пожалуйста, не обижайся, но я... но мне...
Понимаю. Никто не увидит меня в твоем жилище.
Эй, псих!
Что это за старикашка?
Не старикашка, а старик. Это папин знакомый из Ташкента.
А я вот как пойду к твоему отцу, да как расскажу ему про все твои художества на экзамене.
Далеко идти придется, папа в командировке.
К маме твоей пойду, я не гордый.
Ты не гордый, ты подлый.
Ох, давно ты у меня, Пилюля, леща не зарабатывал!
Ты это брось, подумаешь, уж и пошутить нельзя.
Самый настоящий псих. "Плешивые люди!"
Ух, проклятый отрок!
Это ты, Хоттабыч? - Это я, с твоего позволения.
А ты где?
На шкафу, с твоего позволения.
Чего же ты туда забрался?
Чтобы мне не наступали на мозоль.
Никак не могу придти в себя. Этот недостойный отрок...
Какой отрок?. - С которым ты разговаривал.
А, Пилюля!
Этот Пилюля наступил мне на мозоль. Премерзкий отрок!
Врун, ябеда. От него весь наш класс стонет.
Просто не знаю, что с ним делать.
Предоставь это дело мне, о Волька.
Ты уже дома?
Что, опять перекупался?
Мама, идем обедать, я хочу кушать, как волк.
Уже готово? - Конечно, готово. Идем.
Только никуда не выходи. - Слушаю и повинуюсь.
О, Гога, прозванный Пилюлей, заклинаю тебя малым заклятием.
А Варвара Степановна ему говорит:
"Ты что такую чепуху порешь, дурак?."