Мой телефон. Подруга, наверное, звонит. Я быстро.
Надевай туфли, тебя Шлома ждет.
Я не знаю Шлому.
Зато Шлома тебя знает. Это повод для тревоги.
Поехали.
Я же сказал, никакого Шлома я... не знаю.
Давай условимся, что говорить буду я один.
Думаешь?
Что такое?
Он извиняется, что ударил тебя.
Твоим голосом? - Да.
Так он немой.
Не совсем. - Что с ним?
Спроси его сам.
А он ответит? - Не думаю.
Мы едем в тот... - Нет.
Но он живет там. - Совсем в другом здании.
Они расположились через улицу?
Одно время они были вместе, а потом попытались друг друга убить.
Теперь ни один из них не покидает своей башни, боясь того, что может с ним сделать другой.
Знаю, на самый верх.
В пентхаус.
Вы, видимо, мистер Фишер.
В последнее время это имя приносит мне неприятности.
Но, тем не менее, это вы.
Ну, раз вы так считаете...
Вам известно, почему вы здесь?
Потому что мне не везет.
Невезучие лишь показывают везучим, что им везет, мистер Фишер.
Если вы невезучий, то, стало быть, я - везучий.
Люди, к сожалению, слишком поздно осознают, что им везет.
Вот, к примеру, вы.
Вчера ваше положение было куда лучше, чем сегодня, но вы этого не понимали.
Сегодня поймете, но уже будет поздно, верно?
Люди всегда недовольны тем, что имеют.
Подавай им, что было раньше или что есть у соседа.
Как иногда раввин хочет быть гангстером, а гангстер предпочитает быть раввином?
Почему интересно?
Вы думаете, что на чужом дворе деревья повыше?
Как можно оправдать, что вы одновременно и раввин и гангстер?
Никак.
Я простой малый, который не утруждает себя мыслью о том, что было бы, если бы он был таким и не был бы этаким.
Я живу в обоих дворах, и мои деревья всегда выше.
Словом, мистер Фишер, перед вами сидят два человека.
И одного вам нужно опасаться, вы ему должны.
Я лишь про это и слышу.
Мой отец говорил:
"В первый раз, услышав кличку "лошадь", врежь обидчику в нос.
Во второй назови наглеца уродом.
В третий раз обзовут лошадью - отправляйся в лавку и покупай седло".
Я не брал у вас денег!
Стало быть, возвращать не хочешь?
Ты мне должен неплохую сумму, плюс проценты.
Я даже не представляю, сколько должен.
33 тысячи. - Но я не Ник Фишер.
Кто ты?
Парень, который пришел не туда и не вовремя.
У тебя 48 часов.
Соул будет за тобой присматривать, а пока - свободен.
У меня всего один вопрос.
А вдруг я вооружен?
Я понял. Второй из вас - человек религиозный.
Есть три запрета, которые еврей не может нарушить, чтобы спасти свою жизнь.
Он не в праве сотворить себе кумира, совершить прелюбодеяние и убить по заранее спланированному сценарию.
А опередить убийцу было бы... - Кошерно?
Приемлемо.
Я перевел половину суммы на твой счет.
Вторую получишь, вложив нашего друга в сырую землю.
Когда поступят известия?
Очень скоро. - Хорошо.
У меня вопрос.
Этот юноша чем тебе насолил?
Я не закончил с ним одно дельце.
Что я точно умею, так это распознавать ложь.
Для человека в моем положении это очень важно.
Это позволяет балансировать между жизнью и смертью.
Твоей собственной и других людей.
Так вот, я уверен, он мне лгал.
Это не Ник Фишер.
Я знаю.
Я вернулась, тебя нет, так что отправилась на встречу с подружкой одна.
Она сказала, что Нику звонили с номера 1009.