Тихий Дон (1957)

Все цитаты, стр. 4

И пущай.
А я вот робею.
Всю ночь не спал.
Стреляют.
Как ребята палкой по частоколу.
Молчи ты, балабон.
Где этот капитан?
Вам приказано было еще вчера закончить работу. Молчать!
О подвозе строительного материала надо было позаботиться раньше!
Молчать!
Как я теперь проеду на ту сторону?.
Я вас спрашиваю, как я проеду на ту сторону?.
Ну что вам? - Какие будут приказания?
Да ступайте, ступайте.
Что это? Кто приказал?
Пики к бою, шашки вон!
В атаку рысью марш-марш!
Эй, ты, чего встал?
Я к тебе, Аксинья.
Ты зачем пришла?
Мне бы напиться...
Пей.
Ты отбила у меня мужа...
Отдай мне Григория.
Ты жизнь мою сломила.
Видишь, я какая?
Мужа тебе?
Мужа тебе?
Ах, ты, гадюка подколодная!
Ты у кого просишь?
Да ты первая отняла у меня Гришку! Ты, а не я.
Ты знала, что он жил со мной, зачем замуж шла?
Я вернула свое, он мой. У меня дите от него, а ты что?
Ты отца у дитя хочешь взять?
Ты своего мужа бросила... Не шуми так...
Кроме Гришки, нет у меня мужа. Никого нету во всем свете!
Ты-то нужна ему?. Глянь, шею-то у тебя покривило!
Ты, думаешь, он здоровую бросил, а на калеку позавидует?
Не видать тебе Гришки! Вот мой сказ! Ступай!
Ты думаешь, я надеялась, что выпрошу?.
А зачем шла? - Тоска меня пихнула.
Господи... прости...
Пожалей... Не отнимай, Господи!..
Здравствуйте, барин.
Ой, слава Богу... слава Богу.
Помянем. Царство небесное дитю. Душа ангельская преставилась.
Ты бы, Ксюша, пошла, поглядела. Может, чего снадобится.
Молодой барин приехал.
Алексеев? Не может быть. Не поверю.
И тем не менее.
Верховный в данном случае не прав.
Вот тебе аналогичный пример из русско-японской кампании...
Кушать подано.
На днях ребенка похоронила. - Да что ты?
Так вот, я говорю аналогичный случай их русско-японской кампании.
Куропаткин как-то настаивал, требовал, а жизнь показала свое.
Здравствуй, Аксюша.
Здравствуйте.
Ктой-то? - Это я.
Сейчас я оденусь.
Ничего, я на минуту.
У тебя умерла дочушка...
Умерла.
Ты очень изменилась.
Еще бы, я понимаю, что значит потерять ребенка.
Только ты напрасно изводишь себя. К жизни ее не вернешь.
А ты еще молода, ты еще будешь иметь детей.
Не надо так. Возьми себя в руки, смирись.
Смирись.
В конце концов, не все потеряно со смертью ребенка.
Подумай, вся жизнь впереди!
Ты шо, Гриша, вертися?
Так ты говоришь, что на потребу богатым нас гонят на смерть?
А как же народ? Аль он не понимает?
Неужели нет таких, который вышел бы и сказал:
"Братцы, так вот за что мы гибнем в кровях".
Як це так, вышел? Ты що, сказывся?
Вышел... Побачив бы я, як ты вышел.
Мы ось с тобой шепчемся, а скажи ризко - и пид пулю.
Черная глухота у народа. Война его разбудит.
Из хмары писля грому дощ буде...
Чего ж делать? Говори, гад! Ты мне сердце разворошил.
А що тоби сердце каже?
Не понимаю.
Хто мэнэ с кручи пихае, того я пихну.
Трэба у того загнать пулю, кто посылае людей у пэкло.
И ты знай, Гриша, собирается вэлика хмаря, вона усэ снесэ!
Что ж, все повернуть вверх ногами?
Власть трэба скынуть, як грязные портки.
Трэба с панив овчину драть, трэба им губы рвать, бо гарно воны народ помордувалы.
В палату. Быстро все проверьте.
На свое место.
Уложите, уложите.
Милости просим, ваше императорское высочество.
Пожалуйста, сюда, ваше императорское высочество.
Прошу вас. Донской казак, георгиевский кавалер.
Какой станицы?
Вёшенской, ваше императорское высочество.
За что имеешь крест?
Я бы... мне бы по надобности сходить...
По надобности, ваше императорское высочество.
По малой нужде.
Пожалуйста, в следующую палату, ваше императорское высочество.
Ты, каналья!.. - Я тебе не каналья, гад!
На фронте вас нету! Отправьте меня домой!
Отправим! Убирайся к черту!
Стоять!
Признал, признал...
Дед Сашка! Спишь?
Отцы-святители! Гришка!
Откуда тебя холера взяла? Вот так гость!
Ну, садись, покурим.
Ну, дидко, живешь? Землю топчешь?
Топчу помаленечку.
Я - как ружье кремневое, мне износу не будет.
Аксинья как?.
Что ж Аксинья... слава Богу.
Танюшку где похоронили? - В саду под тополем.
Так...
Ну, рассказывай. - Кашель меня замучил...
Все живы-здоровы. Пан вон попивает.
Аксинья как?. - Она в горничных теперь.
Знаю.
Ты бы покурить свернул. У меня табачок первый сорт.
Ты говори, а то я уйду.
Я же чую, что ты слово какое-то, как камень за пазухой, держишь.
Бей, что ли. - И вдарю!
Бей! - Вдарю.
Силов я не набрал молчать, и мне, Гриша, молчать прискорбно.
Говори.
Змею ты грел! Гадюку прикормил!
Она с Евгением свалялась! Каков голос!
Верно говоришь? - Баба - кошка.
Кто погладил, к тому и ластится.
А ты не верь, веры не давай!
Покури.
Стучал ты как, а я уснула... Не ждала...
Любимый мой!
Ты чего дрожишь? Пойдем скорей.
Озяб я.
Гришенька... - Ну, ладно, ладно.
Не ждала... Давно не писал.
Думала, не придешь ты.
Хотела тебе гостинцев отправить, а потом, думаю, погожу, может, письмо поучу.
А ты на горнишную не похожа. На экономку скорее.
Гриша... давай я тебя разую.
Ой, Гришенька...
Что ж ты кричишь?
Аль не рада мне?
Вот он, георгиевский кавалер.
Однако ты возмужал, брат.
Надолго прибыл?
На две недели, ваше превосходительство.
Дочь-то похоронили. Жаль, жаль...
Григорий?
Ты откуда?
Из Москвы, в отпуск.
Вот как. Ранен был?
Так точно.
Я слышал... Каким он молодцом стал, а, папа?
Кавалер! - Да...
Никитич, подавай!
Ваше благородие, дозвольте прокатить вас по старой памяти?
Что ж, сделай милость, поедем.
Ну-ка, позволь.
Эх, и прокачу ж я вас, Евгений Николаевич!