Тихий Дон (1957)

Все цитаты, стр. 6

Вся власть перешла к Временному комитету Государственной думы.
Армия, и вы в том числе должны спокойно перенести это...
Прекратить.
Прекратить!
... известие.
Дело казаков защищать свою родину так же доблестно от посягательств как со стороны внешнего, так и... так и натиска внешнего врага.
Мы в дни таких великих потрясений должны быть тверды, как...
Как сталь. - Как сталь.
Мы будем биться так же доблестно, как и раньше, а там пусть Государственная дума...
Пусть Государственная дума решает судьбу страны.
В армии не должно быть политики.
Не должно! - Дай-ка я скажу.
Станичники! Нельзя так-то!
Нас опять же под конфуз подвели. Обман хочут сделать.
Раз превзошла революция и всему народу дадена свобода - значится, войну должны прикончить.
Аккуратно я гутарю? По-правильному?.
Да... Во что же все это выльется? Как ты думаешь?
Вот тебе раз! Неужели, живя здесь, вы не уяснили обстановку?.
Несомненно, будет правительственный переворот.
У власти встанет Корнилов. Армия ведь за него горой.
У нас говорят так.
Сейчас две равнозначных силы - это Корнилов и большевики.
Керенский между двумя жерновами, - не тот, так другой его сотрет.
Пусть себе спит пока на постели царицы, благо она освободилась.
Но армия... пойдет ли вся армия за Корниловым?
Сама солдатня, конечно, не пойдет. Мы поведем ее.
Послезавтра Москва встречает Корнилова.
Дело чести каждого офицера быть там.
Вечером я выезжаю.
Я с тобой. - Разумеется. Молодец.
Не время, не время.
Господа офицеры!
Пока казаки поют, большой беды нет.
Теперь поют редко, все больше митингуют.
Надо учиться разговаривать с людьми.
Хорунжий Бунчук?. Ты на свободе?
Прости, но руки я тебе не подам.
Я не собирался протягивать тебе руку, ты поспешил.
Ты что же, спасаешь здесь свою шкуру?.
Или прибыл из Петрограда? Не от душки ли Керенского?
Это что, допрос?
Законное любопытство о судьбе некогда дезертировавшего сослуживца.
Могу тебя успокоить: я здесь не от Керенского.
Кто ж ты все-таки такой?
Погон нет, шинель солдатская. Политический коммивояжер?
Товарищи казаки!
Наш эшелон дальше не пойдет. Сгружаться тут зачнем.
Правильно? - Правильно!
Здравия желаю, станичники!
Агенты большевиков и Керенского препятствуют продвижению наших частей по железной дороге.
Получен приказ верховного главнокомандующего...
Верховного Корнилова!
В том случае, если не представится возможным продвигаться по железной дороге, то идти на Петроград походным порядком!
Сегодня же мы выступаем! Приготовьтесь к выгрузке!
Товарищи казаки!
Я прислан к вам питерскими рабочими и солдатами.
Вас хотят вести на братоубийственную войну.
На разгром революции!
Если вы хотите идти против народа, если вы хотите восстановить монархию...
Философия! - Провокатор!
Если вы хотите восстановить монархию, - идите!
Но питерские рабочие и солдаты надеются, что вы не будете каинами.
Они шлют вам пламенный братский привет!
Минуту!
Казаки, хорунжий Бунчук в прошлом году дезертировал с фронта, вы все это знаете!
Неужели мы будем слушать предателя и труса?
Арестовать его, подлеца!
Оружие прочь! Пущай говорит, выясняет свою линию!
Говори, Бунчук!
Земно вам кланяемся и просим передать питерским...
Стой! Гляди-ка на них. А ну-ка, за мной.
Калмыков, ты арестован! Руки! Руки!
Разоружить!
К этим приставить часовых. - Слушаюсь.
Калмыкова поведем в ревком гарнизона.
Ну, что же вы?!
Руки вверх.
Ловко.
Есаул Калмыков, извольте идти вперед.
За мной.
Иди... - Подлец!
Ты предатель, изменник! Ты еще поплатишься за это!
Вы не партия, а банда гнусных подонков общества!
Кто вами руководит? - немецкий главный штаб!
Большевики! Хамы! Хамы продали родину!
Я бы вас всех на одной перекладине... Время придет!
Ваш этот Ленин не за 30немецких марок продал Россию?!
Хапнул миллиончик - и скрылся... каторжанин!
Становись! - Не смей бить!
Убить хочешь?
Стреляй! Стреляй, сукин сын!
Смотри, как умеют умирать русские офицеры! Я и перед смертью...
Митрич... за что ты его? Что же ты, Митрич?
А ты как думал?
Он бы в нас стрелял, не вынимая папироски изо рта.
Мы их или они нас! Середки нету.
За мной! Вперед!
Откуда, служивые? Отвоевались, что ли?
Хватит, отцы, навоевались. - А ты пойди, сам хвост потрепи.
Езжайте к бабам на печь!
Миша!
Мы уж и не ждали!
А Мелехов Гришка где?
Гришка к большевикам подался, остался в Каменской.
К большевикам подался...
Мы подтягиваем братскую руку трудовому казачеству!
Ты бы потише толкался! - Пусти, комарь, а то - к ногтю.
Рабочие и казаки вместе лили кровь!
И в войне с Калединым мы должны быть вместе!
Рука с рукой мы пойдем в бой против тех, кто порабощал трудящихся в течение целых столетий!
Кто на фронте ввел смертную казнь для солдата?
Корнилов!
Кто с Калединым душит нас? Он!
Так к тому же вы пристанете, братцы казаки?
Задавим гидров этих, в море спрудим!
Верно! Дай им взвару!
Свою власть надо сделать!
А добровольцы и разные партизаны пущай уходят с Дону!
И большевикам у нас делать нечего.
Мы с врагами рабочего народа сами сладим.
Чужой помощи нам не надо!
А энто кто? - Кривошлыков, с хутора Горбатова.
А рядом? - Это сам Подтелков и есть.
О, и Голубов тут.
Братья казаки!
Да замолчите вы! Не на базаре! Дайте Подтелкову сказать!
Братья казаки!
Покуда мы тут совещаемся, а враги трудового народа не дремлют.
Мы всё хотим, чтобы и волки были сытые, и овцы целые.
А Каледин - он так не думает.
Нами перехвачен его приказ об аресте всех участников нашего съезда.
Долой Каледина!
Предлагаю считать наш съезд властью на Дону!
Предлагаю... предлагаю из делегатов нашего съезда избрать казачий Военно-революционный комитет!
Ему поручить вести борьбу с Калединым и организацию...
Господа, господа!
Вот они, предатели! Повесить их!
Господин хорунжий, я протестую.
Молчать! Становись по три. Шагом марш.
Всех повесить! Всех! Всех предателей!
Какое вы допускаете безобразие!
Благодари Бога, что живой останешься. Я бы тебя, хамлюгу!..
Сидеть. Вставать не будем.
Здравствуйте.
Здравствуйте.
Ну-с... какие же части вас уполномочили?
Так... ну и чего, собственно говоря, вы добиваетесь?
Наше требование - передайте власть Военно-революционному комитету.
Как это все просто.
Ультиматум.
Вам, вероятно, известно, что на 4 февраля созывается Войсковой круг.
Члены правительства будут переизбраны.
Согласны ли вы на взаимный контроль?
Нет!
Ежели вас будет меньшинство, мы вам диктуем свою волю.
Но ведь это же насилие.
Да.
Ежели Войсковой круг нас не удовлетворит, мы его не признаем.
Ну и кто же будет судьей? - Народ!
Народ!
Чего нам слушать их?. Нам с большевиками не по пути.
Только изменники Дону и казачеству могут говорить о сдаче власти Советам и звать казаков идти за большевиками.
Неужели вы думаете, Подтелков, что за вами, за недоучкой и безграмотным казаком, пойдет Дон?
А ежели пойдут, то кучка оголтелых казаков, которые до дома отбились.
Но они, брат, очнутся - и тебя же повесют!
Браво, Шеин!