Тихий Дон (1957)

Все цитаты, стр. 12

Заберу детей и уйду к своим. Больше жить с ним не буду.
Смолоду и я так думала.
Мой-то тоже был кобель не из последних.
Куды прийдешь? Кому ты нужна?
Да ишо детишек от отца забирать. Как это?
Ишо сама тяжелая, третьего ждешь.
Нет, не велю и слухать не буду.
Нет, маманя, жить я с ним боле не буду.
И родить от него боле не буду.
И поворачивается у тебя язык, у бессовестной?
Ну хватит.
Всех слез не вычерпаешь, оставь и для другого раза.
Господи! Всю душеньку он мою вымотал!
Нету боле мочи так жить! Господи, покарай его!
Срази его там насмерть, чтобы боле не жил он, не мучил меня!
Опамятуйся! - Господи, покарай, накажи!
Становись на колени.
Слышишь, Наташка?! Проси у Бога прощения.
Проси, чтобы не принял Он молитву.
Кому ты смерти просишь? Родному отцу своих детей.
Ох, великий грех... Крестись! Кланяйся в землю.
Говори: "Господи, прости мне, окаянной, мои прегрешения".
Эн-ци-кло-пе-ди... Энциклопедия.
Стой.
А вот тута?
Поваренная книга.
Где Наталья?
Что? - Наталья где?
Собрала узелок и ушла.
Когда? - Утром.
А чего она гутарила? Какой узелок?.
Да почем я знаю?
Взяла чистую юбку, еще что-то и ушла, ничего не сказала.
Головушка горькая...
Беда-то какая...
Беда-то какая!
Бати нету?.
Что же ты с собою сделала?!
Не шумите, маманя. Мне бы лечь.
Ничего, ничего...
Горе ты мое...
Чего стоишь? Постель готовь.
Сымите чистую одежу, постелите чего похуже.
Молчи, молчи.
Уйди и не показывайся сюда! Не дело тебе тут отираться.
Зараз запрягай, езжай в станицу за фершалом.
Выдумаешь чертовщину. Чего еще поделалось?
Наталья...
Ах, паскудница! Чего надумала, а?!
Батя, не входи ради Христа.
Наработала, чертова дочь!
Одурел, проклятый?! Куды ты лезешь?
Чего возишься, как жук в навозе?
Наташка помирает, а он возится. Запрягай, а то сама поеду!
Тю, сдурела! Тебя еще не слыхали, короста липучая.
Тоже еще, на отца шумит, пакость!
Укройте мне ноги шубой.
Как помру я, маманя, наденьте на меня юбку зеленую, энту, какая с прошивкой на оборке.
Гриша любил, как я ее надевала.
Не плачьте, маманя... Ничего...
Вот ты гутарила, Дашка, что тебе помирать скоро.
Тебе ишо жить да жить.
А мой час пришел.
Маманька, ты чего?
Захворала твоя маманька.
Подойди ко мне, жаль моя.
Мамань, ужинать будешь? - Не знаю. Должно быть, нет.
Ну тогда я тебе сюда принесу, ладно?
Нагнись, Мишенька.
Истый батя...
Только сердцем не в него... помягче...
Ну-ка, дай.
Григорий Пантелеевич, шибко не гони, не убей коня.
Григорий Пантелеевич!
Пропал конь.
Не уберегли...
"Правь, Британия, морями!".
За вашу родину, мистер Кэмпбелл.
Ах, какая это страна, подъесаул.
Вот вы представить себе не можете, а я жил там.
Выпьем.
Вот мистер Кэмпбелл не верит, что мы справимся с красными.
Не верит? - Не верит.
Он плохо отзывается о нашей армии и похваливает красных.
Проклятый коньяк. Крепок, как спирт.
Немногим слабее.
А вы мне нравитесь, подъесаул.
Ну что вы такой грустный? Что случилось, подъесаул?
У меня недавно жена померла.
Да, это ужасно.
А почему он красных уважает?
Уважает? А кто сказал "уважает"?
Вы сказали.
Не может быть.
Он не может их уважать. Я сейчас спрошу у него.
Чего он болтает? - Сейчас.
Он видел, как они в пешем строю, обутые в лапти, шли в атаку на танки.
И этого довольно.
Он говорит, что народ нельзя победить.
Дурак. вы ему не верьте.
Как не верить? - Вообще не верьте.
Это как?. - Надрался и болтает ерунду.
Почему это народ нельзя победить?
Часть его можно... уничтожить.
А остальных привести в исполнение.
Как я сказал? Исполнение? Нет, в повиновение.
Знаешь, что я тебе скажу?.
Езжай-ка ты поскорее домой.
Пока тебе здесь голову не свернули.
В наши дела вам незачем мешаться.
Езжай, пожалуйста, а то тебе здесь накостыляют.
Слышишь, бабка, музыку-то? - Какую музыку-то?
А вот что на одних басах играет.
Слыхать слышу, да не пойму, что это такое.
Скоро поймешь. Это из орудиев бьют.
У наших стариков потроха вынают.
Как встанет Дон, погонят нас красные до самого моря.
Это куды ж? - На Дон, искупаться.
Какое ишо нынче купание?
Ничего, маманя.
О, Господи...
Поди погуляй на баз.
На улицу не ходи, а то стопчут.
Мишатка, поди сюды.
Родный мой! Ой, Григорьевич!
Хороший мой! Как же я по тебе соскучилась...
Дура твоя тетка Аксинья. Ой, какая дура!
Не гляди на меня. - Чего это?
Не гляди, не люблю.
Это с каких пор?
С таких.
Ладно, пойду так.
Здорово, Машутка. - Здорово.
Прощай, Дуняха!
Ты чего, Дашка?
Вылазь!
Дарья!
Дашка утопла!
Дашка утопла! Дашка утопла!
Батю давно на фронт забрали?
Недавно.
Он было упрятался, да Митька Коршунов доказал.
Вот какие ноне свояки пошли.
Какой он нам свояк?. - Зверь, чистый зверь.
Старуху Кошевую зарубил вместе с ребятами.
Это Мишке отомстил?
И никто не вступился?
Кто ж заступится-то? У каждого свое.
Меня не было.
Ох и постарел ты, братуха. Серый какой-то стал, как бирюк.
Мне так и полагается.
Мне - стареть, тебе - в пору входить, жениха искать.
Только вот чего я тебе скажу.
О Мишке Кошевом и думать позабудь.
Ты не гляди, что я его старуху пожалел.
Это одно к одному не касается.
Услышу, что ты об нем сохнуть будешь, на одну ногу наступлю, за другую возьмусь и раздеру.
Ехать когда думаешь? - Завтра.
Я вот что...
Я думаю Аксинью Астахову взять с собой.
Супротив ничего не имеешь?
А мне-то что? Бери хучь двух Аксиньев.
Коням будет тяжеловато.
На холеру она тебе сдалась?
Это тебя не касается.
Ну, война кончилась.