За что взяли? - Его то? Я его знаю.
Вчера в Сокольниках семью вырезал. 5 человек. Дети малые.
Гражданин шутит. Я здесь совершенно случайно. По ошибке.
А, ей богу, мы тут все по ошибке.
Я здесь случайно, уверяю вас. Всё объяснится.
Иисус тебе завтра все в раю объяснит.
Как?
В расход здесь пускают очень хорошо.
Ласково и без шума.
Ты впереди, они сзади.
И коридор такой длинный, коричневый.
В нем 2 поворота. После второго поворота - свет.
Ужасный такой свет, что слепнешь.
А... А потом?
Утрись.
Сядь.
Сколько тебе лет?
23. Будет.
А если не будет?
Ты значишься в кружке анархистов. - Это ошибка.
Я теоретик. Мы только книжки читали.
Нашкодите, а поймают, враз теоретик.
Родители твои где? - У меня нет родителей.
Я... У меня нет родителей. Я один.
И куда вы только лезете?
Ну, куда ты лезешь? Ты ведь сопляк еще?!!!
Так что же со мной будет?
Боже мой, Филиппок. Откуда вы? Который теперь час?
Не гоните меня. Я был в тюрьме.
Ну, и довольно. Идемте.
Однако, Зинаида Георгиевна, рановато вы к себе мужчину ведете.
А вам то какое дело, Серафима Петровна?
Это мой муж.
Нет, он не Гари Пиль.
А по-моему, ничего страшного.
Вполне приличный молодой человек.
Особенно, если смотреть сверху.
Рядом с Зиночкой...
Ну, согласитесь, в доме всё-таки должен быть мужчина.
А он не мужчина.
Боже... А кто же он?
Он Филиппок.
Но я сделаю из него человека.
Филиппок, проснись!
Мне хочется плакать.
Мне тоже.
Прежде я не подозревал что в затасканном слове "счастье" есть какой-то реальный смысл.
Филиппок, по-моему, ты сочиняешь стихи.
Да... И не только стихи. А как ты догадалась?
Сейчас же прочти.
Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты.
Как мимолетное виденье, как гений чистой красоты.
Это не твои стихи, Филиппок.
Мои... - Нет.