Люди одели, а он штукатурит.
Ну, говори ты!
Объясни мне, что такое история?
Что есть Будда?
Отила?
Наполеон? Кто?
Ты это брось, брось.
А то я тебя быстро проверю - кто ты, и откуда ты.
Раз в полгода Прометею, своему любимцу, с неба чашу полную нектара унесла Минерва людям.
Чтобы созданных Титаном осчастливить и вложить им в грудь святой прорыв искусства.
Послушайте, как вам не стыдно так себя вести?
Идите своей дорогой.
Вы же интеллигентный человек.
А ты думаешь, ты знаешь свою дорогу?
Разве может знать свою дорогу человек?
Идем со мной.
С утра к ударнице Петриченко поедим.
Будем нацеливать бригаду на перегнатие американских штатов.
Потом на канал, к туркменам.
Там пополнение.
Совсем темные. Буквари им повезем.
Интеллигентный человек! Стишки сочинять каждый может.
Это не он, это Гетте.
Гетте!
Научились крутиться, и не поймешь их.
Не то он стихи пишет, не то заводы жжет.
Хе, Гетте!
Ну, что? Укладываться будем?
А вы, правда, из Москвы?
Правда.
Ух, большой, наверное, город.
Васька!
Иду.
Должна тебе сказать, твой Гладышев просто великолепен.
Представь, врывается...
в 2 часа ночи. - Мам, я на улицу.
Не бритый. Прямо из типографии.
В руках завтрашний номер газеты с туркменским очерком Филиппка.
Люба, подожди, пожалуйста.
Только чтобы ровно в 7домой. Договорились?
Договорились.
Ма, а скоро Филиппок приедет?
Скоро! Скоро твой Филиппок приедет.
Гладышев сказал, что Филиппок очень окреп и вырос, как журналист.
М-м-м... Нет, не говорил.
Люба, миллион раз я тебе повторяла, возьми всё в свои руки.
Сделай сама первый шаг.
Ты же баба, в конце концов.
Хм... Да, я его не знаю.
Я их прекрасно знаю...
Васька!
Ой!
Филиппок.
Родной мой...