Довольно серьезные.
Правда?
Вы так считали?
Да... Ведь не только же из-за Зиночки я стал с вами возиться.
Дайте банку, я сам открою.
Нет, в вас было... было нечто. М-м-м...
Ой...
Нам надо идти, Филиппок.
Вы спите?
Нет.
Я думаю.
О чем?
Я думаю что, если бы кому нибуть из нас удалось честно написать хотя бы 1000 долю, того, что мы видели на нашем веку это была бы великая книга.
Врете вы всё, вы о Зиночке думаете.
Да, да... О ней тоже, конечно.
Это всё вместе.
Бедный вы. Бедный, Филиппок.
Ведь она никогда не любила вас.
Никогда...
Что?
Что вы сказали, Сева?
Ужасно... Ужасно умирать не хочется.
Рота за мной!
За мной!
Мама! Мама! Мама!
Мама!
Ну, что, парень? Очнулся?
вы кто? - Я то?
Никто.
Я Крайков.
Я ранен? - Да, нет. Оглушило маленько.
Слушай, у тебя курить нету? нет, ты лежи, лежи. Я сам. В мешке?
Ты гляди, сколько бумаги разрисовал.
Ученый что ли?
Да, нет.
Писатель?
Вроде того. - Да ну?
Непохож.
Ха. Непохож.
А ты усы отпусти. Усы тебе сразу лишность придадут.
А это кто?
Жена. - Интересная женщина.
Послушайте. Вот представьте себе. Живут 2 человека. Он и она.
Да неужто, как у Толстого...
И еще это небо... Ну, ладно... Вообщем...
Живут 2 человека.
Вдруг он узнает, что она никогда его не любила.
Потому что... Потому что перед смертью не врут. Не так ли?
Дайка сюда. - Никогда его не любила.
Ну, как же так?
Как же так? Тогда, значит, всё...
Всё бессмыслица?!!!
А ну убрать нервы!
Сладится всё.