У меня на это дело глаз.
Народу то... Народу то побило!
Ну, ничего, парень.
Мы то хоть уцелели. Ты, да я, да все остальные.
Значит ничего... - Становись!
Жить можно. - Становись!
Жить можно.
Ну, вставай. Пойдем. - Куда?
Как куда? Куда все, туда и мы. Куда ж еще?
Давай руку.
Оп-па!
Погоди-ка.
Держи.
Пошли.
Ну, за победу? - Да.
Где тут капитан - журналист со мной летел?
Капитан!
Вы понимаете, что произошло?
Кончилось! Всё кончилось!
Сейчас все будет по другому.
Привет жинки. - А у меня нет жинки.
Ну, будь здоров, солдат! - Счастливо.
Снимай сапоги, Филиппок. Я вымыла пол.
Ты что-то хотел сказать мне?
Что я тебя очень люблю.
Нет. Ты хотел сказать что-то очень важное.
Но ведь это и есть важное.
Ах, да... Я хотел... Я хотел тебя спросить.
Ты мне когда-то говорила, что была на том пароходе.
На каком пароходе? - В 14 году.
Боже мой. Ты прекрасно знаешь, что мы с мамой вместе возвращались из Швейцарии.
И ты была в белом платье и в белой шляпке.
Боже мой, какая разница?
Всю жизнь меня волнует мысль, что первый раз мы с тобой встретились на пароходе.
Я кое-то написал тебе, там на книжке.
Прочти. - Нет. Ты сама, сама.
Я оставила очки в палате. - Возьми мои.
Тебе давно пора менять стекла.
Какие вы все беспомощные без меня.
Дорогая моя, любимая, единственная.
Всё что я написал, задумал, выполнил в моей долгой работе, всё это ты, всё от тебя.
Твои мысли, воля, настойчивость, побуждавшие меня к труду.
Я хочу еще раз сказать тебе, как безгранично мое уважение к тебе, столько сделавшей для меня.
И теперь, когда всё подходит к концу, когда осталось совсем мало времени, что бы жить, дышать, ходить, ссорится...
Я люблю тебя так же, как в те далекие годы.
Когда всё началось. И ты пустилась в путь с таким утлым мужем, как я.
Жизнь штука замысловатая.
Но мы прожили её вместе со всеми.
Бедовали вместе, радовались вместе, и ничем, никогда не поступились перед совестью.
Я хочу, чтобы это знали все.
Целую тебя, моя ненаглядная.
Ах, ты... Ах, ты Филиппок мой.
<<Назад | Стр. 15