Некоторые детали не совсем точны, конечно же.
Я бы не назвал себя психопатом, да и в ад я не отправился, как видишь.
Не знаю, отправился ли он. Пока.
Наша красавица дочь была чёрной, об этом ты не упомянул.
И я не один следил за ним всё это время.
Такую работу невозможно потянуть в одиночку.
Но если задуматься, сколько сил я на это положил.
Тогда я думал, что иначе нельзя.
Сейчас я уже не так уверен.
Конечно, иначе было нельзя. Он убил твою дочь.
Ты обязан был его замочить любыми средствами.
Как говорил Ганди...
У вас двоих, то Ганди, то Иисус Христос.
"Око за око - и весь мир ослепнет".
И я всем сердцем верю в это.
А вот и нет. Всё равно останется один одноглазый.
Как последний ослепший сможет выбить второй глаз последнему зрячему?
Зрячий-то убежит и спрячется где-нибудь под кустом.
Ганди ошибался.
Просто, ни у кого не хватает духу выйти и сказать об этом.
Ганс, я как раз пытаюсь написать что-нибудь на эту тему.
Да. Ты не хочешь помочь мне?
Но ты же меня просил помочь. - Мы можем писать все вместе.
Да не хочет он помогать тебе писать. Его жена только что умерла.
Я не против помочь, если там не слишком много насилия.
Конечно, там много насилия. - В этом весь смак.
Я тебе 20 раз говорил, Билли, я не хочу насилия.
Я хочу жизнеутверждающее кино. - Жизнеутверждающее? Жопо-утверждающее!
Это же про семь долбаных психопатов. - Эй!
Знаешь, каким я вижу этот фильм?
Первая половина - прямо образцовая завязка истории о страшной мести.
Так. - Пальба, насилие,
Вся обычная хрень. А потом...
Даже не знаю, блин...
Главные герои просто бросают всё это.
Уезжают куда-то в пустыню. Разбивают где-то палатку.
И разговаривают до самого конца чёртова фильма. Никаких перестрелок, разборок.
Просто люди общаются друг с другом.
Мы что, французский фильм снимаем?
Наитупейший финал. Без перестрелок?
Самая тупая концовка за мою сраную...
Без перестрелок?
Нет? - Не-ет!
Класс.
Прямо идеальное место для хорошей перестрелки.
Знаю, что перестрелки отменяются, но будь у нас перестрелка...
Иисус, Ганди, Иосиф...
Доброе утро. - Мартин, я тут читаю твой сценарий.
И что думаешь? - Женские персонажи ужасны.
Они ничего о себе не рассказывают.
Почти всех либо застрелили, либо зарезали уже через пять минут.
А тех, что остались, похоже, убьют чуть позже.
Что ж тяжела женская доля, понимаешь.
Я, наверное, это и хотел сказать. - Да, женщинам нелегко живётся, но те, кого я знаю, могут связать пару слов.
Но хоть что-нибудь тебе понравилось?
Знаешь, кто меня заинтриговал? - Кто же?
Вьетнамец с проституткой. Это чей-то сон, не так ли?
Нет. Вьетнамец этот...
Я знаю, что его история может вести лишь к расправе, к трагедии...
Даже не хотелось её дописывать.
Он даже не священник.
Мне просто нравится образ вьетнамца в облачении пастора с револьвером в руке.
Так или иначе, история такая....
Он много лет сражался за Вьетконг.
Прекрасный воин, но больной на всю голову. Псих.
Когда война закончилась, он вернулся в свою деревню, чтобы зажить мирной жизнью с женой и дочерями.
Вот только деревушка, куда он шёл, называлась Ми Лаи.
Его жены больше не было. И дочерей не было.
Тогда он отправился в США, чтобы выследить весь отряд америкашек, которые изнасиловали и вырезали всю его семью.
Понимаешь, к чему я клоню?
Он уже прикончил шестерых, когда оказался в Фениксе.
Там проходит крупная конференция, посвященная... светлым и темным сторонам вьетнамской войны.
У него с собой огромная бомба, которую он собирается прикрепить к проститутке... и послать ее в самую гущу конференции.
Этим вечером мы впервые его видим, а проститутка уже в одних трусиках...
И, как я уже сказал, у этой истории зловещий конец.
Офигительный психопат, Марти.
Ну да. Но мне больше не хочется писать о нём.