Дальше по дороге, с моим псом.
Что будем делать?
Заберем мою собаку.
Чё у тебя рожа такая кислая?
Я мог тебя грохнуть только что.
Да, одного твоего дружка убили и вот-вот убьют второго.
Но это всего два мёртвых друга.
У меня четверых парней положили, а еще и подружку.
Пусть я ее не очень любил, но это уже пять друзей.
Это на три мёртвых друга больше, чем у тебя.
Так что избавь меня от этой сраной унылой рожи.
Что? Что ты увидел?
Да так, ничего. Идеальное место для финальной разборки.
Уйдите от машины! Уходите от машины!
Бросай оружие, живо. Или алкоголику крышка.
Не вздумай бросать, Билли.
Помолчи. Всё идёт, как надо.
Вот мои пушки, мистер.
И третью давай.
А у меня только две. - Я ведь видел, что три.
Ладно, ладно, деловая колбаса.
А теперь неси сюда моего пса.
Отпустишь Марти, если я приду?
Да, я отпущу Марти, если ты придёшь.
Он к этому не имеет отношения.
Он просто сценарий пишет.
Правда? - Да.
Как называется? - Семь психопатов".
Я спускаюсь.
Я всего лишь пытался выиграть время, потому что надо было кое-что перезарядить.
А о ракетнице забыл, дебил.
Бонни. - Ну да, Бонни.
Люблю я этого пса.
Прошу вас, Бонни - не член банды, это нечестно.
Сейчас расплачешься?
Марти, иди давай.
Они убили Ганса, Билли.
А, блин.
Это не я его. Это он убил.
Не убивай моего пса.
Марти, уходи отсюда. Напиши обо всем.
Идём со мной, Билли. Пожалуйста.
Я же говорил тебе, Марти.
Что говорил, Билли? - Кино закончится по-моему.
Твою мать.
Что с твоим сраным стволом? - Заедает иногда.
В кульминационный момент?
Пауло, пристрели его. - В кульминационный момент?
Пауло, стреляй, когда он отвернется.
Я смотрю, внимательно смотрю. - А я и не стреляю.
Что значит, ты не стреляешь? Он убьёт моего пса.
Да в жопу твоего пса.
В жопу моего пса?
Эй ты, монголоид. Пушку свою почини.
Или я разнесу пидорскую башку твоему пидорскому пёсику.
Не пидорская у него башка. - Пять.
Нормальная у него голова. - Четыре.
Три. - Давай снова с пяти.
Не буду я начинать с пяти.
Опять - двадцать пять.
Пять...
Четыре...
Три...
Два...
Бросайте оружие! Держать руки на виду.
Руки, живо!
Ко мне, малыш. Иди к папочке.
Дай лапу.
Лапу.
Лапу.
Это мой друг.
Мартин, я...
Сценарист из меня никакой, ты знаешь.
Но я попытался найти ключ к твоей проблеме с психопатом-вьетконговцем, и, кажется, мне удалось кое-что разгадать.
Так вот вьетнамец этот сидит в своём номере в Фениксе и потеет. Потеет, как шлюха в церкви. Прямо весь горит.
Достаёт из кармана 44-ый калибр, проверяет, заряжен ли он.
Не знаю, зачем ему проверять, ведь это он сам его зарядил.