Какая разница? Прекрасно!
Только посмотри. Я напишу ею свою следующую пьесу.
У тебя тоже нет никакого вкуса.
Кое в чем есть.
Это от Йерска. - Наверное, снова книга.
"Соната о хорошем человеке"
23:04: "Ласло" и КМЗ распаковывают подарки. Затем - возм. половое сношение.
Вы опоздали.
Простите, товарищ капитан, попал в "красную волну" светофоров, потерял 4 минуты.
Вы знаете, как это бывает.
Уже при деле, а? Невероятно. Ах, эти художники. С ними не соскучишься.
Поэтому, коллега, я предпочитаю художников, а не попов или этих... пацифистов.
Увидимся завтра в 11:00.
Альберт Йерска, папка "Шампиньон". Вислер, ты педантичен, как всегда.
Снимай свой китель. Пойдем обедать.
"Сегодня в 19:00, как обычно, состоится волейбольный матч."
Tы давно не был в столовой. Стол для офицеров - там.
Где-то ведь должен начинаться социализм.
Насчет твоего вопроса о лимузине, который привез той ночью домой г-жу Зиланд.
Это была машина министра Хемпфа.
Вислер, слежка за такими персонами запрещена. Я вычеркнул эту фразу из твоего рапорта.
На будущее - если что-то в таком роде случилось - докладывай устно и лично мне.
Мы помогаем членам ЦК убрать их врагов с пути.
В свете новой информации можно не говорить о значении случившегося для моей карьеры.
И для твоей - тоже.
Если это все раскроется.
Разве для этого мы пошли на такую службу? Помнишь нашу присягу?
"Быть щитом и мечом партии". - Разве партия и ее члены - это разные вещи?
И если они имеют в партии большой вес - тем лучше.
У меня есть свеженький.
Приходит Хонеккер утром к себе в кабинет, открывает окно, видит солнце и говорит... э-э... что случилось?
Ох, извините. Это было... Я просто... Я...
Ничего страшного, коллега.
Мы вполне можем посмеяться над официальными лицами. Успокойтесь.
Возможно, я это уже слышал.
Ну же. Рассказывайте.
Ну, значит, Хонеккер... я имею в виду - товарищ генеральный секретарь... видит солнце и говорит: "Доброе утро, милое солнце!"
"Доброе утро, милое солнце!"?! - Ага.
А солнце отвечает: "Доброе утро, милый Эрих!"
Днем Эрих видит солнце снова и говорит: "Добрый день, милое солнце!"
И солнце говорит: "Добрый день, милый Эрих!"
После работы подходит он снова к окну и говорит: "Добрый вечер, милое солнце!"
А солнце не отвечает.
Тогда он говорит снова: "Добрый вечер, милое солнце! Что случилось?"
А солнце ему говорит: "Поцелуй меня в задницу, я уже на Западе!"
Имя?
Должность? Отдел?
Мое?
Штиглер.
Младший лейтенант Аксель Штиглер. Отдел М.
Думаю, не надо говорить о том, что это значит для вашей карьеры, - то, что вы сейчас сделали.
Пожалуйста... Товарищ подполковник... Я просто...
Вы просто высмеивали нашу партию. Это была политическая провокация.
И это, конечно, только верхушка айсберга.
Я доложу об этом в кабинете у министра.
Да я просто пошутил! Неплохо, правда?
Ваш анекдот тоже был хорош. Но я знаю получше.
Какая разница между Эрихом Хонеккером и телефоном?
Никакой. Снял - повесил.
Ну, я иду домой. Увидимся. - Пока.
Замерзла?
Криста, Криста, ты забыла о нашем свидании в четверг.
Или у твоего поэта два дня рождения подряд?
Ну давай, садись.
Садись.
Ты сама не понимаешь своей пользы.
Не волнуйся.
Я позабочусь о тебе.