но говорит он весьма неплохо.
Сэр, я пришёл к вам сегодня с прошением об отставке с поста премьер-министра.
Очень жаль это слышать, мистер Болдуин.
На этом посту меня сменит Невилл Чемберлейн.
Это дело принципа. Я заблуждался.
Я считал невозможным то, что в мире есть люди, не имеющие никаких принципов морали, как Гитлер.
Мир может второй раз забросить в бездну разрушительной войны.
Черчилль был прав с самого начала.
Гитлер всё время к этому стремился.
И мне очень жаль оставлять вас в этот ужасный кризисный период.
Я боюсь, сэр, что наиболее трудное для вас испытание ещё только грядёт.
Я говорю с вами из палаты министров на Даунинг-Стрит, 10.
Этим утром посол Великобритании в Берлине передал немецкому правительству последнее наше сообщение, в котором указано: если к одиннадцати часам они не сообщат нам, что готовы немедленно отвести войска от Польши, между нами объявляется война.
Должен сообщить, нами не было получено никаких сообщений, и следовательно, наша страна находится в состоянии войны с Германией.
И наконец, сэр, ваша речь.
Эфир начнётся в шесть.
Длительность речи будет около девяти минут.
Речь полностью одобрена.
Премьер-министр присоединится к вашему эфиру, который будет передаваться по всей стране, империи и нашим войскам.
Немедленно вызовите Лога.
Заградительные аэростаты. - Да.
Быстро их в воздух подняли. - Да.
Разве нам не стоит найти укрытие?
Езжай дальше. С нами всё будет хорошо.
Да, сэр? - Лайнел Лог.
Меня ожидает майор Хартли. Это мой сын Лори.
Спасибо, Лори. - Удачи, пап!
Речь короля! - Спасибо, сэр.
До эфира осталось примерно 40 минут.
Спасибо.
Спасибо!
Нас могут ждать тёмные дни...
Ещё раз.
Нас могут ждать тёмные дни...
Когда заикаетесь, делайте паузу и скажите себе: "Боже, храни короля!"
Я неоднократно это повторяю, но, похоже, никто не слушает.
Долгие паузы - это хорошо. Они придают торжественности.
Тогда я - торжественнейший король из всех ранее правящих!
Если я король, где моя власть?
Могу ли я формировать Правительство?
Могу ли собирать налоги и объявлять войну?
Нет! И всё равно я нахожусь во главе.
Почему? Потому что народ считает, что мои слова Это их слова, а я не могу говорить.
Начнём сначала. "В этот трудный час..."
"В этот трудный час..." блин-блин-блин
"возможно, наиболее значимый в нашей истории..." урод, тварь, козёл,
"...Хочу обратиться ко всем домам своих г..."
С буквой "Г" всегда трудно, даже когда поёшь.
Добавьте к слову звук "а" "а-граждан."
"своих а-граждан, находящимся на Родине или за границей..."
Прекрасно!
"с этим посланием..." ду-да,
"обращаясь одинаково..." ду-да-дей
"к каждому из вас, как если бы я мог..." дебил
"переступить порог вашего дома и говорить с вами..."
Повторяйте. "У меня есть право быть услышанным, чёрт побери!"
"услышанным, чёрт побери, услышанным, чёрт побери, услышанным, чёрт побери, лично!"
Теперь вальсируйте. Двигайтесь без остановки.
Вот уже второй раз в жизни большинства граждан
"мы принимаем участие.."
"Мы принимаем участие...", возьмите паузу. - Лайнел, я не могу.
Берти, вы справитесь!
Позвольте взглянуть на последний параграф. - Берти, пора.
господин Архиепископ. - Ваше Величество.
Великий момент, сэр.
Господин Премьер-Министр! - Ваше Величество.
Рад вас видеть так скоро.
Спасибо, что вы пришли.
Уверен, у вас был очень занятой день,
Надеюсь, больше эти проклятые сирены не будут нам мешать.
Равно как и проклятые собаки.
Господин Черчилль, мои поздравления! Первый лорд Адмиралтейства.
Ваше Величество...
Нас ждёт прогулка.
Удачи, сэр!
Я чрезвычайно боюсь этой... аппаратуры.
Знаете, у меня тоже были проблемы с речью.
Не знал.
Семейная тайна. Короткая уздечка языка.
Операция посчиталась слишком опасной.