Ирландец (Irishman, 2019)

Все цитаты, стр. 2

Всем встать.
Суд идет.
Дело прекращено с предупреждением.
Да, Ваша честь.
Не вам, м-р Ширан.
Если опять приведете сюда работягу с угрозами вместо доказательств, то пожалеете.
Имей я акции этой компании, продал бы.
Не знаю, как он смог, и не буду спрашивать. Я лишь знаю, что Билл Буфалино выиграл мое дело, хотя я должен был проиграть.
Меня должны были осудить.
Тебе будут благодарны за это.
У них семьи, дети.
Людям нужна работа.
Вместо этого мы пошли праздновать, и это изменило мою судьбу до конца моих дней.
Так и думал, что это ты заходишь.
Познакомить с одним парнем, Фрэнком?
Фрэнк, это мой кузен Расселл Буфалино.
Вы однажды помогли мне с грузовиком.
Да, точно. Цепь привода.
Ты ее починил?
На следующий день.
Еще раз спасибо. - Не за что.
Хорошо, что починил.
Тут полно крутых ребят. Он сказал?
Ты же не боишься крутых ребят? - Нет.
Так и думал. Еще увидимся.
Твой кузен меня спас.
Я мог потерять весь груз.
Да. Он дока по грузовикам.
Он долго работал в Canada Dry.
Вито, как поживаешь?
Давай сядем на диван. Идем.
Тогда я не знал, кем был Расселл Буфалино, но я видел фотографии в газетах и знал, что ужин у него с Энджело Бруно.
Бруно только что стал боссом мафии в Филадельфии.
Под ним была зона от Филадельфии до Атлантик-Сити.
Это я знал.
Энджело Бруно - застрелен в голову
В своей машине у своего дома, 1980 г.
Этого было достаточно, чтобы понять, что Расселл Буфалино не был механиком из Canada Dry.
Очень вкусный хлеб.
Вкусный, да?
Где ты, ирландец, научился говорить по-итальянски?
В Италии, на войне.
Где?
Салерно.
Анцио.
Сицилия, рядом с Катанией.
Катания? Я из Катании.
Да? Мне показалось, что у вас акцент как в Катании.
Долго ты воевал?
Четыре года.
411 дней на фронте,
122 дня в Анцио.
Сорок пятая пехотная.
Ты боялся умереть?
Постоянно.
И не слушайте, когда говорят, что не боялись. Чушь собачья.
Все боятся.
И много молятся.
Я много молился.
Клялся больше не грешить, если останусь в живых.
Но начинается бой, и ты обо всём забываешь.
Просто пытаешься выжить.
Когда я понял, что пройду войну, я посмотрел вокруг и подумал:
«Пусть что будет, то будет».
Хрен с ним.
Ты просто выполняешь приказы.
Тебе приказывают отвести пленных в лес.
Тебе не говорят что делать, а просто подгоняют.
Это невероятно. Я не понимал, как они могли спокойно копать собственные могилы.
Стоп!
Может, думали, что если хорошо поработают, то солдат с винтовкой передумает.
Расселл мигом проникся ко мне симпатией.
Вскоре он начал давать мне разные поручения.
Но потом и сам Энджело начал давать мне поручения.
Семейные корни Кэрри, жены Расса, уходят в конечном итоге в родной город Буфалино на Сицилии.
Они постоянно об этом говорили.
Она была из мафиозной элиты, если можно так сказать.
Семья Шиандра.
Для них это как «Мэйфлауэр», разве что итальянский.
Ступай наверх, помойся.
Отдай мне одежду. Я от нее избавлюсь.
И туфли не забудь, Расселл.
Фрэнк, мы скоро остановимся?
Да, спросим у твоего мужа. Расселл?
Он отключился.
Я сама, Фрэнк. - Да?
Где мы?
У Льюисберга.
Напомни, когда туда приедем. Сделаем несколько остановок.
У Расселла во всём была доля.
У него был магазин в Питтстоне. «Шторы и занавеси Пенна».
Это был его штаб.
Кто знал, что за этим стояло.
Я уверен, что у него были компаньоны. Они всегда есть.
У денег не один хозяин.
Но все слушали Расса. Уж поверьте.
Нужно подкупить судью - спроси у Расселла.
Не знаешь, сколько ему дать? Расселл скажет.
Хорошо, я скажу ему. Я буду тут.
Не волнуйся, я позабочусь.
Хочешь повысить кого-то из ребят -
Расселл скажет, можно или нельзя.
Окажи услугу.
Езжай со Стивом к нему. Возьмите Вито.
Эти ребята всё приходят. Их нужно осадить.
Я разберусь, Расс.
А где другой... А, вот вы.
Хотите, чтобы кто-то исчез? Нужно разрешение Расселла.
Иначе никак.
Я не волновался. - Я так и думал.
Привет отцу. - Хорошо. Спасибо.
Что ты тут делаешь? Езжай с Бруно.
Уже еду.
Если вы что-то делали для Расса, вы делали это сами.
Как говаривал Расс...
Когда я прошу сделать что-то для меня, человек должен сделать это сам.
Ко мне не должны вести две пары следов.
Когда Анастазию застрелили в парикмахерской, именно Расселла позвали успокоить людей, чтобы они не палили друг в друга и можно было всё уладить.
Мы знаем, что случилось.
Этого не изменить. Это случилось.
Скажите моему другу, что я рад помочь.
По нему этого было не сказать, но все дороги вели к Рассу.
Где деньги?
У него их нет. - Нет?
Он сказал что-то про мать... - Ладно, не говори.
Я догадаюсь.
Умерла его мать, и деньги ушли на похороны.
Да. Именно так.
Его чертову мать устали хоронить за эти десять лет.
И что делать?
Подожди.
Вот.
Просто пригрози. Не применяй.
Эй, слушай.
Привет, Фрэнк.
Бритва тебя зовет. В машину.
Я как раз к нему. - Дуй в машину.
Я как раз к нему! - В машину!
Не умничай. Навешал лапши про мать. В машину!
Клянусь, я просто... - В машину!
Умничаешь, значит?
Навешал лапши про больную умершую матушку.
Я собирался к нему. - Я отвезу.
Клянусь, я хотел прийти завтра.
Завтра. Клянусь богом.
Завтра. Здесь.
Во сколько? - В час. Приду в час.
Что? Спишь допоздна?
Скажи сам.
В десять. Здесь.
Завтра.
Поклянись матерью.
Поклянись матерью!
Клянусь здоровьем мамы!
Во сколько завтра? - В десять утра.
Завтра. Здесь.
Я принесу все деньги завтра.
Клянусь богом. Как я домой вернусь?
На автобусе!
Пусть мама за ним заедет.
Что с ней?
Ничего. Она что-то разбила в магазине, напачкала,
и хозяин накричал. - Накричал?
Толкнул ее.
Он толкнул ее?
Он толкнул тебя?
Кто? Торговец из лавки на углу? Джо?
Это он?
Милая, он толкнул тебя?