Ирландец (Irishman, 2019)

Все цитаты, стр. 14

Отлично. Хорошо, что не ты за рулем.
Это прямо...
Впереди. Дом с лестницей.
Ты ведь не один?
Этому пидору нельзя доверять, даже если Расс там.
Пойдем отсюда. Давай.
Бывший президент профсоюза водителей,
Джеймс Хоффа, бесследно исчез в эту среду.
После четырех лет в тюрьме Хоффа не скрывал намерений сместить с поста президента своего преемника Фрэнка Фицсиммонса.
Ничего?
Машина сына Фицсиммонса была взорвана. Его в ней не было.
Но в детройтском отделении не всё ладно.
Хоффа исчез в среду днем.
Сейчас, через двое суток, до сих пор неизвестно, что случилось с Хоффой.
Полиция крайне обеспокоена.
Власти пытаются выяснить, с кем Хоффа должен был встретиться у ресторана, где его видели в последний раз.
Полиция считает, что это мог быть Энтони Джакалоне, крупный мафиози из Детройта.
Сын Хоффы, Джеймс, пытался связаться с Джакалоне, но безрезультатно.
Я должен позвонить Джо.
Ты еще не позвонил Джо?
Почему?
Что?
Почему?
Что почему?
Почему ты не позвонил Джо?
Позвоню сейчас.
Думаете, похищение связано с недавними конфликтами в его отделении 299?
Думаю, политику профсоюза надо обязательно расследовать.
Важный чин из профсоюза заявил, что опасается худшего.
Что Хоффа, возможно, убит.
Роберт Хэгер, новости NBC из Блумфилда, Мичиган.
Она не разговаривает со мной с того дня.
3 августа 1975 года.
Сейчас у нее хорошая работа, и она живет в пригороде Филадельфии.
Но моя дочь
Пегги в тот день исчезла из моей жизни.
Алло.
Джо?
Да, Фрэнк.
Как думаешь... Как думаешь, он жив?
Надеюсь.
Слушай, ты не отчаивайся. Прошло мало времени.
Но ты...
Ты знаешь, что он жив?
Нет. Ты меня знаешь...
Может, он сделал как Джо Бонанно, который подстроил свое похищение, а потом объявился. Но он был цел и невредим.
Может, он хотел привести мысли в порядок.
Ты должна думать, что всё...
Что всё будет хорошо.
Всё будет хорошо.
Если что-то нужно, я здесь.
Что угодно.
Можешь позвонить еще?
Да, могу... Я позвоню.
Да. Я позвоню.
Я позвоню тебе завтра.
Да, позвони завтра.
Позвоню утром, ладно?
Обещаешь?
Не беспокойся. Будь сильной.
Не отчаивайся.
Ну ладно.
Поговорим попозже. Пока.
Как видите, ничего сложного.
М-р Ширан, знаете ли вы, кто отвечает за исчезновение Джеймса Хоффы?
Всех, кто был как-либо связан с Джимми, задерживали и допрашивали.
Я отказываюсь отвечать на этот вопрос, чтобы не свидетельствовать против себя.
Позвольте спросить, какого цвета моя ручка?
Все прибегли к Пятой поправке.
В этих ситуациях иначе никак.
Но всё равно всех приговорили за то или иное, но не за это.
Не из-за Джимми.
Как известно, никто никогда не сел за это.
Никто не заговорил, как ни странно.
Обычно трое людей хранят тайну, только если двое из них мертвы.
Бруно Денцетта и Марко Росси получили по двадцатнику за рэкет грузовой компании.
Вместе с ними осудили и Про, но он уже находился в тюрьме за другое преступление.
За Трехпалого Тони, казначея профсоюза, который получил больше голосов.
Его взяли за это.
Дело рук Салли Багза.
Однажды Багза заметили на ступеньках федерального суда.
В этом нет ничего плохого.
Многих вызывают на допрос.
Но Салли всё отлично понимает.
Почему он никому не сказал?
Он ни слова никому не сказал.
Ни слова.
Одно очевидно - он пошел туда не на обед.
Салли...
Привет, Ирландец.
Оказалось, что Салли сказал, что пойдет туда. Но тот человек забыл рассказать.
Так что вышла ошибка.
Чаки, приемный сын Джимми, тоже участвовал в этом, но он этого не знал.
Чаки лишь знал, что он заедет за человеком Про и за мной, и мы заберем его отца у ресторана на встречу.
Да, можно сказать, он был замешан, но по глупости.
Мне всегда было жаль Чаки из-за этого. До сих пор жаль.
ФБР дало ему десять месяцев за какую-то фигню с машиной, и кто знает, что там произошло.
«Толстяка Тони» Салерно взяли на подоходном налоге.
Немного позднее у него обнаружили рак простаты.
Есть одна мясная лавка в северной Калифорнии.
Недалеко от Уолнат-Крик. Ты же оттуда?
Да.
Может, даже знаешь хозяина.
Я прошу о небольшой услуге для него, не для меня.
Но если ты купишь ему билет, скажем, в Австралию...
Ты понимаешь.
Да.
Поможешь отправить его туда?
Да.
Расселла взяли за указание Джимми Проныре удавить Джека Наполи из-за ювелирки на 25 штук, которую Джек купил на кредит, взятый у Расселла, и который так не отдал.
С Рассом так не поступают.
Но проблема в том, что Проныра переметнулся.
На нем был микрофон.
Это назвали «сговором с целью убийства свидетеля».
Всем остальным было очевидно, что Наполи виноват.
Разве это не видно?
Он его подставил, спровоцировал.
Как еще это назвать?
Но это другой вопрос, и я не хочу его поднимать.
Меня обвинили во взяточничестве и коррупции в профсоюзе, и другой ерунде.
Убийство - Покушение на жизнь Запугивание - Хищение - Поджог
М-р Боффа подарил вам с женой роскошные автомобили?
Я проработал 44 года.
Я не взял ни цента незаконно. Ни от Боффы, ни от кого.
Думайте что хотите.
Меня уличили лишь во взрыве в компании строительных кранов, без причин уволившей двух моих членов профкома.
И еще «Линкольн».
Я купил его у Юджина Боффы.
Он нанимал водителей для транспортных компаний и платил им меньше установленного.
Они сказали, что я заплатил за машину меньше ее стоимости.
Что машина была взяткой.
Я любил эту машину.
Но она не стоила 18 лет, к которым меня присудили. Это точно.
Расселла хватил удар.
«Толстяк Тони» стал писаться в штаны.
А мой артрит, который начался в окопах Анцио, донимал мою поясницу, и я плохо чувствовал ноги.
Я нуждался в трости.
Но в тюрьме трость не дают, потому что она считается оружием.
Мне немного помог «Неуронтин», но из-за него дуреешь.
Получилось!
Мы все превращались в развалин на таком холоде.
Ты испугался?
Побудешь тут еще десяток лет - выиграешь у меня.
Хороший виноградный сок?
Не могу его есть.
У меня нет зубов.
Положи кусочек.
Маленький кусочек.
Джимми был хорошим человеком.
С хорошей семьей.
Знаю.
Я не хотел, чтобы дошло до такого.
Я пожертвовал им ради нас.
Пошли они.
Пошли они.
Ты куда?
Ты куда? - В церковь.
Не смейся, сам увидишь.
Не смейся.
Сам увидишь.
Расселл отправился в церковь.
Потом - в тюремную больницу.
А потом он отправился на кладбище.
Господь Иисус Христос...
Я вышел в том же октябре.
Рини умерла в декабре.
23 декабря, если точнее.
От рака легких.
Ничего удивительного.