Но ведь может же что-нибудь случиться?
Даже секрет кока-колы знают четыре разных человека, чтобы не потерять.
Понимаете ход? - Ход я понимаю.
Вот и прекрасно. А я вам гарантирую, что до начала процесса мы так запутаем дело, что Юра отделается пустяками.
Видите ли, грань между хищением и недостачей такая тонкая, а разница в сроках такая существенная, что... Да нет, мы все сделаем - тут джентльменское соглашение, это вам понятно?
Давно я с джентльменом не разговаривал.
У нас ведь в лесу все больше медведи, тетерева, а джентльмена редко встретишь.
Оставьте вы эту морально-этическую лабуду, Алексей Михайлович.
Попали в дерьмо - давайте в нем плавать и решать, что выгоднее.
Я надеюсь, когда я говорю, у вас идет мыслительный процесс?
Идет. - Значит так, Алексей Михайлович, вы хотите, чтобы Юра, ваш брат, отсидел минимальный срок? Да или нет?
На это я вам по-школьному отвечать не буду.
Ясно. И хочется, и колется.
А потом, вот скажите, у вас лично есть хоть какая-нибудь возможность добиться этого?
Скажу сразу: любые письма к самому высокому начальству здесь бесполезны.
Это не лопнувшая труба и даже не гараж для ветеранов войны.
Это хищение у государства, голубчик.
Тут никого не разжалобишь ни тяжелым детством, ни выслугой лет.
Самарцевых, гад, под корень извести хочешь?
Кто полег, кто сгнил, кто с голоду опух - остались как ломаные пальцы.
Мы на одной душе только и держались. А ты все рассчитал: кого и за сколько купить можно? Не бойся, не трону.
Тебя правосудие тронет, я его подменять не буду.
Мы посмотрим для начала, как это самое правосудие твоего братца оформит в далекий край на долгие года.
Тупых только так учить и надо, за этим его и держали.
Значит, столицу решили навестить?
И теперь выпивши гуляем, посуду бьем. Это как же?
Да нет, я не пил, и вообще, дело не в этом.
А посуду я оплатил. - Профессионал.
В Москве где проживаете? - У брата.
Телефон есть? - Да.
Так, проверим. Может, брат научит вас, как нужно вести себя в столице?
А то "оплатил". Если так будем оплачивать...
Разрешите, я позвоню. - Минуту, минуту.
Да я не брату, я вашему работнику.
Пожалуйста. - Спасибо. Позвольте?
Капитан Веревкин слушает.
Товарищ капитан, это вас Самарцев беспокоит, брат Юрия.