Я сяду, Леша, но только ты не думай, что я такой уж лопух.
Я их тоже на крючке подергаю, они Самарцева за дурака держать не будут.
О ком говоришь?
О тебе я понял. Какой крючок? - Крючок - это так, наживка.
А друзья-приятели заплатят за каждый год моего срока, каждый месяц платить будут детям, Татьяне.
Я их обыграл, Леша. И чего ты молчишь?
Что, нет у тебя брата?
Шепотом не дошепчешься, Юрка, криком не докричишься.
А я здесь, Леша. Только ты не видишь.
И что же ты теперь думаешь?
Из своих торгашьих законов ребятишкам одежонку скроить?
Чтобы спали на ворованном, ели на краденном, а потом в школе про товарища Нетте на четверки и пятерки отвечали?
А ты думаешь, я их брошу? Загулял папа и уехал?
Пусть я под лед провалился, я их здесь по продленкам болтаться не оставлю.
А чем же тебе было плохо наверху со всеми?
С какими всеми, Леша? Ты знаешь, сколько их?
Ты посмотри в театре первые десять рядов или в ресторане, когда мест нет. - А тебе были?
Что? - Места?
Были, Леша, были.
Ловко это вы с Татьяной поняли, ловко.
Успели, значит, до третьего звонка, а потом спектакль вам на выбор.
Во Дворец на елку билеты тоже по блату доставали?
Это у тебя там, Леша, в лесу елок много.
Ты здесь поживи. А ребята просят: другие-то идут.
Где ты себя потерял? Где, Юрка?
Прости.
В девяносто третью. - Ага, веди.
Разрешите вас пригласить на дружескую встречу. Это касается Юры.
Я хотел застать вас дома, но Татьяна сказала, что вы здесь.
Место, конечно, не самое приятное, но уверяю вас, что есть места и получше.
Решайтесь поскорее, дорогой. Так да или нет?
Почему вы считаете, что он мне скажет, где эта книжка?
Помилуйте, кому же как не вам? Он вам доверяет - используйте это.
Скажите, что книжку спрячете надежно.
Правда, Юра сейчас в запале. Но вы-то понимаете, что ему же будет лучше.
А потом, такой мотив - вдруг с ним что-нибудь случится: ну, скажем, оступился, ударился головой, потерял память...
Спокойно, спокойно, я никаких намеков не делаю.