Дай сюда. Алло. Шапенский слушает.
Алексей Михайлович? Товарищ майор!
Да! Здесь?
А где? Да!
Стойте! Нет, стойте! Стойте там, я вам говорю.
Сейчас буду, через 10 минут. Да.
Вот теперь вы его увидите. Алексей Михайлович приехал.
Товарищ майор здесь! Та-тара-ра-ра-ра...
Ничего, Алексей Михайлович, разберутся. Правда-то, она существует.
Без нее куда? Подохнешь.
Да и вы не на пустое место приехали, мы-то здесь.
Что можем - сделаем. Лобова, Маликова подключим, если надо.
Да что мы, не ракетчики, товарищ майор?
Прорвемся, на том и стоим.
Прорвемся!
Сердце-то как? - Сердце? Да ничего.
Следующей весной на перекомиссию хочу.
Вот еще зимним воздухом у себя в тайге клапаны прочищу - и полный вперед, рискну еще раз. - Да? - Да.
Мужики там в части обалдеют, когда вы вернетесь.
Ну что, никак не можете бросить, Алексей Михайлович?
Тянет. - Трудно, по себе знаю.
Ходила Ксюша с веером, чесалась коромыслом.
Ксюша... Ксюша...
Я, бывает, ваши поговорки порою в ход пускаю, не возражаете?
Давай.
Как всегда успеваю, Алексей Михайлович. Еще 3 минуты мои.
Мне сегодня к следователю, так что особо не жди.
Да что вы, товарищ майор? Лайма там завертушки латышские уже небось начиняет, часов в семь жду. - Ладно.
Белобрысенького моего увидите.
Я хотел бы получить свидание с братом. Это возможно?
А со мной поговорить вам не хочется? Садитесь.
вы меня извините, но я бы хотел сначала с ним.
Хочу разобраться.
Он виноват?
Виноват.
Алексей Михайлович, кажется? - Так точно.
Так вот, Алексей Михайлович, нам тоже разобраться надо.