Стоит молодой человек, без науки жить не состоянии, ну, способностей нет, так это не вина-беда, как же мне его оттолкнуть?
А, вы известный либерал.
Елизавета Сергеевна, ну, вы женщина, крутая, решительная, вон какими собаками командуете. вы как?
У меня характер - воск.
Вот видите?
Меня всякий разжалобить может.
Что требуется от мужчины.
У меня к мужчинам требования облегченные.
Да?
Да.
Да и болезно как-то, скажешь ему слово, а он в слезы.
Вот, Евгений Евгеньевич при всем уме?
А что, человек чуть не в ногах валялся, я и подумал, будет один голос за, раз уж так хочется. Все-таки, разнообразно.
А вы то что, Филипп Филиппович?
За инквизитора. вы ведь тоже оплошали, сударь мой.
А. Уж так самокритичен был, просто с землей себя сравнял, думаю, черт с тобой.
А ведь положение создалось просто постыдное.
Хм, сели и вместе, забросив свои дела, должны были приводить его сочинение в божеский вид.
Выхода не было.
А ведь прочли бы эту, с позволения сказать, диссертацию в том виде, весь наш институт раскосировать бы, а в него вложена вся наша жизнь.
Хм, зато теперь об этой работе заметку втиснули, на старосте лет стали мошенниками.
Успокойтесь, Филипп Филиппович, мы промокнулись, и очевидно.
Пожалели по-человечески, не надо стыдиться хороших чувств.
Но сейчас мы должны с ним расстаться, он и сам поймет, что оставаться ему нельзя.
И забыть его через две недели.
Гигантский ум. К тому же, теперь он не говорит:
"моя геркулесова пята".
Прогресс.
Хоть в академики.
Как радостно на природе, я вся солнцем напоена.
Я хочу, чтобы ты управлял машиной, тебе идет управлять.
Я когда-то баранку крутил, только мне не дали права.
Права не дают, права берут.
Поймаю!
Здравствуйте, Надежда Павловна.
Ярослав Борисович у себя?
Он занят.
Пожалуйста.
Возьмите это, вы ему враг.
Не вам же.
А это одно и то же.
Не понимаю, что вы против него имеете.
Его все оценили, кроме вас.
И вы это видели по голосованию.