Аристарх Викентиевич покинул нас всех, завершив свой земной путь.
Он был чутким другом, мудрым наставником, принципиальным деятелем науки.
Это ж, ангел мой, ни в какие ворота не лезет.
За сравнительно короткий период вы настрочили три громадных статьи.
Я не могу молчать.
Голубчик, вы же не Лев Толстой.
Опять мы забросили все дела и писали все заново.
Это естественно, прочли бы эти труды в первозданном, так сказать, их виде, от нас бы всех пыль столбом полетела.
Неужели вы не можете сидеть тихо?
И не соваться.
Сидеть тихо - это так просто.
Странно, я должен расти, и потом, я намерен создать семью, мне нужны средства...
Какое нам дело до вашей личной жизни?
Вы что, смеетесь над нами?!
Тшш!!
Ничего смешного, я в коллективе живу.
Я просил, черт возьми, я просил вас, давайте по-человечески.
Ну, давайте по-человечески.
Не будем ссориться.
Не будем.
Что вы предлагаете?
У меня есть вариант, который всех бы устроил.
Изложите его.
Возможно, мои способности скорее организаторского плана.
Разумно. Разумно.
На административной работе они скорее развернутся.
Проведите мое назначение заместителем
Ярослава Борисовича, это всех устроит.
Занятно.
Что?!
Вы что, рехнулись?!
Это лучший вариант.
Ни ума, ни величия.
Всю жизнь будете консультировать меня.
Потом благодарить меня будете.
Мы отблагодарим.
Ну, все! Хватит! Это все, что я могу для вас сделать. Все!
Слушай, ты знаешь, о чем я сейчас мечтаю?
Нет.
Гордей! Уехать с тобой на плоту по вольной реке, от звонков, от машин, от всех этих знакомых лиц!
Я вижу какую-то бамбуковую рощу...
Гордей, сам великий...
Хватит! Хватит! Перестань!
На, кури.