Еще как, поднимется.
Вот при открытом голосовании, когда надо, тогда не поднялась бы, а при тайном свободно поднимется.
Хотя, конечно, если б голосовали открыто... в моем присутствии, тут еще можно надеятся, а так...
Ничего нет хуже тайного голосования.
Пережиток какой-то.
Главное, как-то всё это несерьезно, а вроде игры.
Что-то в этом есть.
В акыне наши, почему нашему человеку таиться?
Наш человек должен голосовать открыто, с открытой душей.
А так, тайны, тайночки... Интриги одни.
Прав. Прав.
Видите, какие у него мысли благородные?
Да, мыслей он набрался, не отрицаю.
Ему еще не мешало бы набраться знаний.
Молчите уж, вы не лучше Ложкина.
Слушайте, вы знаете, простите меня за резкое слово, но вы просто, вы сейчас сказали нелепость.
Вы что, думаете, я... Да я... я всей душей желаю ему успеха, а вот вы...
Ну, что сделали вы для того, чтобы его поддержать?
А, что?
Всеё, что от меня зависело, я сделала.
Как видите, его поставили на защиту.
Но я должна сохранять приличия, мне неудобно подчеркивать мое отношение.
Ну, да. Конечно, вам, конечно, неудобно.
Всем неудобно, только сидеть у меня на шее удобно.
Такая, понимаете, удобная шея.
Слушайте, я вам говорю совершенно официально, если он не будет кандидатом, имейте в виду, я ему укажу на дверь.
Ах, я давно вас раскусила, вам важен не человек, вам важен успех.
Так вот, дорогой мой, найдется другая дверь, и она откроется перед ним.
Я спасу тебя, именно я тебя спасу.
Ты еще не знаешь, что может женщина, когда она любит.
А ну-ка, давай вспомним, кто у нас в ученом совете.
Да ну их, что там?
Погоди-погоди, давай переберем каждого, одного за другим - директор, знаменитый ученый, ничего не скажешь, но слово дочери для него закон.
Анютин - знающий человек, но сердцем, это младенец.
Колесницын.
Мм, грубиян.
Да он только представляется грубияном, я-то знаю его добрую душу.
Витальев - этому всё безразлично, этого ты сумеешь уговорить.
Но ведь там девятнадцать человек.
Да, девятнадцать.
И к каждому из них ты пойдешь, и каждому из них ты скажешь...
Гордей Петрович, а я то вас и не узнал.
Разбогатеете, не иначе.
Какое уж там богатство.