Опасный поворот (1972)

Все цитаты, стр. 6

Только после того, как Мартин застрелился, я приобрёл полную уверенность.
Вы сказали, что вам кое-­что сообщили?
Но Мартину тоже кое-­что сообщили.
То есть ему прямо сказали, что это вы взяли чек.
Боже мой!
И знаете, кто ему сказал, что вы взяли чек?
Теперь я начинаю догадываться. - Кто?
Стэнтон, не правда ли?
Стэнтон.
Да, но тот же Стэнтон сказал мне, что Мартин взял этот чек.
Но ведь он...
Да, и доказал это неопровержимо.
Он сказал, что он не хотел выдавать Мартина.
Говорил что-то о круговой поруке, которая связывает нас всех, и тому подобное...
Но, послушайте, он то же самое говорил Мартину.
Мартин никогда бы не сказал об этом, если б не был уверен... если бы не знал, что я вас никогда не выдам...
Стэнтон...
Тогда сам Стэнтон должен был взять эти деньги.
Да. Похоже на то.
Я уверена, что это так и он способен на это.
Вы заметили, как он сумел обмануть Мартина и Роберта друг на друга?
Может, ли быть что-­нибудь отвратительнее?
Но отсюда не следует, что Стэнтон был этим вором.
Конечно он!
Подождите. Подождите, давайте обсудим всё это дело.
Старик Слейтер потребовал наличного платежа, и мистер Уайтхауз подписал чек на предъявителя, на сумму 500 фунтов, не так ли?
Слейтер всегда почему-то настаивал на чеках на предъявителя - одному богу, впрочем, известно почему.
Чек остался лежать на столе мистера Уайтхауза.
Слейтер не явился на другой день, как обещал, а когда он явился через три дня, чека на месте не оказалось.
В этот промежуток времени он был отнесён в банк и реализован.
Причём это был другой банк, а не то отделение, через которое обычно наша фирма производила свои платежи.
Так как чек был выписан на личный счет мистера Уайтхауза.
Только Стэнтон, Мартин или я могли воспользоваться этим чеком.
Ну, ещё и милейший старый Уотсон, но он-то, конечно, его не брал.
И что следует отметить - никто из нас троих не был известен в этом отделении банка.
Но... они заявили, что человек, который предъявил чек к оплате, был возраста Мартина или моего.
Насколько я понимаю, они имели довольно смутное представление о внешности преступника.
Но то, что они запомнили, во всяком случае, совершенно исключает Стэнтона.
Насколько я помню, мистер Уайтхауз не хотел, чтобы всех вас опознавали в банке.
Он всех их очень любил и был очень расстроен.
К тому же он уже тогда был очень болен.
Мне казалось что он хотел, чтобы тот, кто взял эти деньги признался, а потом смог бы остаться безнаказанным.
Да, он мне так и сказал.
Да, он мне тоже говорил. Это очень похоже на папу.
Но вот что я хочу узнать, Роберт.
Почему ты решил, что именно Мартин взял эти деньги?
Показания банковских служащих указывали на Мартина и меня.
На Мартина и меня.
Но я-то ведь знал, что я не брал этот чек.
И Стэнтон сказал тебе... - И Стэнтон сказал мне, что видел, как Мартин выходил из комнаты твоего отца.
А Мартину он сказал, что видел как вы выходили из этой комнаты.
Сам Стэнтон взял эти деньги. - Ну, хорошо...
Взял ли он деньги или нет - это другой вопрос, но разъяснить это всё он нам обязан.
У него на совести слишком много такого, что приходится скрывать.
Мне кажется, у нас у всех на совести слишком много такого, что приходится скрывать.
Ну, на сей раз будь что будет, но Стэнтон обязан дать нам объяснение.
Мы прольём свет на эти тайны.
Когда?
Сегодня.
Сейчас же.
Ты хочешь вернуть их сюда, Роберт?
Да.
Чэнтбери, один-два.
Спасибо.
Гордон, это ты?
Стэнтон ещё у вас?
Нет, я хочу, чтобы вы оба приехали сюда...
Да, да, чем дальше, тем больше...
Это очень важно...
Для нас всех это очень важно...
Нет, конечно... Мы постараемся Бетти избавить от всего этого.
Конечно...
Превосходно.
Они возвращаются.
Словно сотни лет назад
Те же окна смотрят в сад
Светит нам свеча.
Очень стар и очень строг
В кабинете дремлет дог
И во сне рыча.
Чуть мерцают в этот миг
Корешки старинных книг
В доме никого.
Слышен нам столетий гул
Если старый пёс уснул
Не буди его.
Как большой и страшный бог
В кабинете дремлет дог
Бьёт на башне пять.
Не тревожьте этот сон
Если вдруг проснётся он
Нам не сдобровать.
Спят над Темзою мосты
Под дождём блестят зонты
В мире никого.
Слышен нам столетий гул
Если старый пёс уснул
Не буди его.
На сей раз будь что будет, но Стэнтон обязан нам всё это разъяснить.
Мы прольём свет на эти тайны.
Когда?
Когда?
Сегодня.
Сейчас же.
Ты хочешь вернуть их, Роберт?
Да.
Чентбери, один-два.
Спасибо.
Да.
Гордон, это ты?
Стентон ещё у вас?
Я хочу, чтобы вы оба приехали сюда.
Да, да, да, чем дальше - тем больше.
Это очень важно.
Мы все в этом заинтересованы.
Да, конечно, конечно... Бетти мы можем от этого освободить.
Превосходно.
Они возвращаются.
Все?
Нет, кроме Бетти.
Мудрая маленькая Бетти.
Вы говорите таким тоном, Олуэн, точно Бетти от чего-то увиливает.
Вам же знаете, что она совсем не замешана в этой истории.
Вы думаете?
А что, разве нет?
Бедный Роберт, вы только взгляните на него.
У него же всё на лице написано.
Как мы все-­таки выдаем себя.
Удивительно, что у нас ещё есть какие-то секреты друг от друга.
Послушайте, Олуэн, вы не имеете права задевать таким образом Бетти.
Вы же прекрасно понимаете, что мы не должны впутывать её в эту историю.
Да, конечно, мы не должны пачкать ее чистого юного воображения.
Да, Олуэн, она моложе нас всех и чрезвічайно впечатлительна.
Вы же видели, что с ней происходило перед уходом.
Она совершенно не могла выдержать создавшейся обстановки.
Но это совсем не потому.
Вы просто её не любите, Олуэн. Я только не понимаю - почему?