Ну ты тоже на неё не жми очень.
Ага.
Скажи, что я её помню и люблю, что мы скоро вернёмся и что обо мне плакать нельзя.
Всё равно будет.
Ну, мне пора. Давай присядем на дорожку.
Мы снова одни.
И даже непонятно, был ты или не был.
Пошли?
Ну что, Женя?
Опоздали. Окна тёмные.
Может, записку оставили?
Пошли.
Пошли, Женя.
Они уехали.
Папа.
Женька.
Женька.
Папка.
Где же ты была, Женька?
Молодец.
Человек, Женька.
Папа.
Папка.
Я бы просто бы умерла, если бы не успела.
Папка.
Тимур.
Пап, познакомься, это Тимур.
Ты никого не слушай, это мой лучший друг.
Ну, здравствуй.
Ну, здравствуй.
Доброе утро.
Тимур ни в чём не виноват. Это я виновата.
Всё спокойно, всё спокойно, всё спокойно.
Давайте пить чай.
ТБ3, что ли?
ТБ3. СБТБ3.
Конечно, СБ.
А мне истребители больше нравятся.
Сказал.
Тебе одни ледоколы нравятся.
И мне тоже истребки нравятся.
После школы в лётное училище двинем, а?
Садишься, взмываешь и пошёл, пошёл.
Над посёлком, над Москвой-рекой.
Под мостом, как Валерий Чкалов.
И Мишка на пляжу лежит.
А ты ему крыльями помашешь.
Нет, хвост бы я по-другому сделал.
Вот так.
Красивее, и взлетать легче.
А Тимка с ребятами всё на вышке торчат.
Тоже, наверное, в лётное собираются.
У Тимки дядю на командирские курсы забирают.
Моя мама видела, как ему повестку принесли.
Когда?
Не знаю.
Слушай, Федь, а у тебя пламень в душе есть?
Не знаю.
Оля.
Ольга Павловна.
Ольга Павловна!
А я здесь.
А я к тебе. С подарком.
Всегда рада.
Мне или подарку?
Ну, если от души.
Ещё бы.
От души отрываю.
Ну что ж, примем как родного.
Как его зовут, я забыла.