Но молнии — пружиной сжаты в затворах, в тучах и в сердцах.
Наперевес с железом сизым и я на проволку пойду,
И коммунизм опять так близок, как в девятнадцатом году.
Есть в наших днях такая точность, что мальчики иных веков, наверно, будут плакать ночью о времени большевиков.
И будут жаловаться милым, что не родились в те года,
Когда звенела и дымилась, на берег рухнувши, вода.
Они придумают нас снова - косая сажень, твердый шаг - и верную найдут основу, но не сумеют так дышать, как мы дышали, как дружили, как жили мы, как впопыхах плохие песни мы сложили о поразительных делах.
Ну ладно, хватит про то.
Давайте про это.
Я шёл, весёлый и нескладный, почти влюблённый, и никто мне не сказал в дверях парадных, что не застёгнуто пальто.
Несло весной и чем-то тёплым, а от слободки, по низам, шёл первый дождь, он бился в стёкла, гремел в ушах, слепил глаза.
Слушай, Женька, ты когда-нибудь целовалась?
Вот ещё.
А если бы тебя кто-нибудь поцеловал?
Я бы ему как вмазала.
А если бы тебе этот человек очень нравился?
Допустим, Тимур.
Тимур?
Не знаю.
Ну, пока. - Пока.
Буду от 12 до 3 ночи. Ждите в городской квартире. Папа.
Срочная.
Пётр Андреевич, это какой поезд ушёл?
Да?
Женя?
Да.
Я всё понял. Слышишь?
Через 5 минут.
Нет, нет, через 15.
Фёдор Григорьевич, это я, Тимур.
Поговорить нужно. Очень важно. Очень срочно.
Вы?
Ну, тогда заходите.
Или нет, влезайте, да, да, через окно, чтобы никого не будить, милости прошу.
Что, кто-нибудь заболел?
Коленька.
Коленька, вставай.
Твои товарищи ждут от тебя помощи.
Это не я, я не виноват, я ничего не знаю.
Так надо, Бриг.
Тимур.
А ты-то зачем?
Не знаю, ничего не знаю, сказали.
1-2-6-100, я и дал.
А чей это позывной, даже не знаю.
Так это же мой.
Мама!
Я так хочу пить. Так, что сейчас заплачу.
На тебе воды и попей.
Всё равно заплачу, потому что я очень хочу пить.
Ну, пей, пей.
Буду, всё равно буду, когда всё выпью.
Обязательно будешь, если тебе так нравится.
Женя!
Женя, садись. Надень вот это.
Коля, ты отвечаешь за спящую девочку. Понял?
Женя, держись.
Да, так и не пришлось повидать Женьку.
Я не знаю, почему она не приехала. Метро до двух, она успевала.
Ты знаешь, а я решила дальше учиться на аккордеоне.
И вообще всё так удачно складывается.
На следующий год у меня практика, а Георгий говорит, что у них на заводе вводят новые мощности.
Да, да, удачно.
Оля, я не знаю, я не верю, чтобы Женя могла попасть в плохую компанию, чтобы ею командовали. Не такой у неё характер.
Ну вот, ты ещё ей об этом скажи.
Она и так заладила, что у неё характер такой, как у тебя.
Ну а чего он такой?
Представляешь, недавно залезла на крышу, спустила через трубу веревку, я дома хочу взять утюг, а он подпрыгивает кверху.
Сейчас смешно, а тогда...
Ладно, я ей напишу.