И только убив его, можно прекратить войну? Глупости.
Ты видел, что там произошло. Как она бежала прямо навстречу пулям?
Как разнесла башню?
Может, всё правда.
Я думаю, правда. Я верю, что правда.
Стивен, сынок, ты же не веришь в эту чепуху?
Диана! Диана, спрячься.
Ну, и как же нам туда проникнуть?
На входе всего пара охранников, их можно отвлечь.
Да, они ничего не заподозрят, если я пешочком выйду из кустов.
Я могу пройти. - Даже не думай. Слишком опасно.
Слишком опасно? - Слишком опасно. А ты слишком заметная.
Ладно, я пойду туда сам и выясню, где они производят газ.
А ещё лучше, где хранят. - Тогда я пойду с тобой.
Ты не пойдёшь. В такой одежде ты сразу привлечёшь внимание.
Если честно, она его привлечёт в любой одежде, а уж если разозлится...
Короче говоря, мы не можем тебя пустить. Я всё разведаю, затем вернусь, и...
Но пока он жив, ничего не...
Нельзя так запросто прийти в немецкий штаб и кого-то убить.
Нельзя. Поверь мне.
Где он его достал?
Можно порулить? Пожалуйста, дай порулить! Я буду твоим шофёром.
Идём, идём.
Ждите здесь!
Где ты его взял? - Тут рядом поле. Их там полно!
Вождь, надо бы исследовать местность на случай спешного отступления.
Согласна, Диана?
Полковник.
Стив, тут по пригласительным.
Не бойся, импровизируй. Всё получится.
Ваш пригласительный, пожалуйста.
От лица полковника и себя лично хочу сказать: да будут благословенны дни твои.
У тебя есть мозги? Покажи ему пригласительный, идиот.
Я виноват. Приношу тысячи, тысячи извинений, мой господин.
Я совершил ужасный, совсем непростительный ошибка.
Я потерял его пригласительный. - Что?
Мы проехать весь путь под дождём по грязи, чтобы ты потерял мой пригласительный?
Я вонючий клоп. Я даже не клоп. Я помёт клопа!
Вы правы, господин...
Само провидение послало тебя.
Просто смешно. Я не собираюсь торчать тут весь вечер.
Идиоты безмозглые, шевелитесь!
Мы же можем пойти пешком. - Я уже иду.
Идёмте, мы с вами. - Что-то ещё с собой возьмём?
Пойдёмте, сегодня такой чудный день.
Дерьмо!
Что за безобразие!
И кем же вы нарядились?
Что вам надо?
Извините?
Я не пью.
Мы знакомы? - Нет, но я наблюдал за вами.
Точнее, за вашей карьерой.
Вы ведь доктор Изабель Мару.
Самый талантливый химик немецкой армии. Я - ваш поклонник.
А, вы уже здесь? - Генерал Людендорф! Вдова Вайф.
Надеюсь, я не слишком навязчив.
Знаю, что вы и генерал Людендорф весьма близки.
Мы давно работаем вместе. Да.
Но в содружестве с человеком вроде меня вы бы достигли большего.
Кто вы?
Тот, кто способен оценить ваш блестящий гениальный ум по заслугам.
Люблю огонь. А вы?
Он словно живое воплощение энтропии.
Совершенное орудие уничтожения.
Напоминает нам, что в конце всё обратится в пепел, из которого появилось на свет.
Есть в этом что-то утешительное.
Я читаю всё это в ваших глазах.
Может, вы покажете мне, над чем работаете?
Я слышал, что это нечто выдающееся.
Я благодарю вас за интерес к моим трудам, но я предана генералу Людендорфу.
К тому же вы уже сосредоточились на чём-то другом.
Вам нравится здесь?
Я, признаться, никак не пойму, что мы празднуем.
Победу Германии, конечно.
Победу? Но ведь вот-вот заключат мир.
Мир? Короткое перемирие в бесконечной войне.
Говорил Фукидид. - О! вы читали древних греков?
Они знали, что война - это бог.
Бог, требующий человеческих жертв.
А взамен война даёт человеку цель, смысл, шанс превзойти свою жалкую, смертную, мелкую личность и стать благородным, храбрым, лучшим!
Лишь один из множества богов верил в это.