Это безумие! Ты и на сто шагов к нему не подойдешь.
Разве ты не видел его несметные полчища, Александр?
Не подойду, если завтра ты не сможешь удержать их слева, мой храбрый Парменион, вместе со своим сыном Филотом хотя бы на пару часов.
А ты, несокрушимый Антигон, встанешь со своей фалангой в центре.
Пердикка. Леоннат. Неарх. Полиперхон.
Если вы пригвоздите их своими сарисами здесь, в центре, персидские конники бросятся за мной направо.
В это время храбрый Кассандр прорвет их ряды, растягивая левый фланг. В их шеренгах появится брешь.
И тогда я со своей конницей и столь чтимые мною Клит,
Птолемей и Гефестион устремимся в нее.
И нанесем Дарию смертельный удар.
Александр, даже если нам повезет, и если нам будут благоволить боги, завтра мы должны не только уничтожить Дария, но и разбить его войско.
Иначе ее остатки растерзают нас по дороге домой.
Это правда. Да.
Ты говоришь о доме, а значит, об отступлении.
Неужели ты не понимаешь, Парменион, что мой новый дом - Вавилон?
Александр, раз уж битва неизбежна, давай прибегнем к хитрости. У нас меньше солдат.
Но давай, атакуем персов прямо сегодня, когда они меньше всего этого ожидают.
Я не для того прошел всю Азию, чтобы одержать эту победу при помощи хитрости и уловок, Кассандр.
Нет, ты для этого слишком благороден.
Не сомневаюсь, в детстве у тебя под подушкой лежали сказания о Трое.
Вот только отец твой Гомера не любил.
Земли к западу от Евфрата, Александр. Рука его дочери.
Где это видано, чтобы персы оказывали греку подобные почести?
Это не почести, Парменион. Речь идет о взятках, которые принимали греки. Принимали слишком долго.
Или ты забыл, что человек, убивший моего отца, находится сейчас в этой долине?
Постой, Александр, мы до сих пор не уверены, что за убийство твоего отца платили персидским золотом.
Оставь, Парменион. Это неважно. Не слушай его!
Твой отец всегда учил тебя слушать голос разума и не отдаваться своим страстям.
Я призываю тебя перегруппироваться.
Вернуться на побережье и собрать большую армию.
Я бы так и поступил, будь я Парменионом.
Но я Александр. На небе не может быть двух солнц.
Точно так же и в Азии не будет двух царей.
Таковы мои условия. И если Дарий не трус, прячущийся за спинами своих солдат, завтра он выйдет и станет со мной биться.
И когда он сдастся на милость Греции,
Александр проявит к нему милосердие.
Клянусь цепями Ареса, храбрости ему не занимать!
Воздай ему должное, Парменион!
Давайте устроим сегодня пир, ибо завтра многим из нас придется вкушать пищу в царстве Аида!
Кому ты молишься?
Фобосу.
Ты боишься?
Это дурной знак.
Скорее для Дария.
Я пришел к выводу, что всех людей гонит вперед страх смерти, Гефестион.
В детстве нас этому не учили.
И в этом корень всех наших несчастий.
Итак, могучий Кратер...
Мой повелитель.
Ты готов выступить завтра на рассвете?
Мы слишком давно ждем.
Мои люди готовы в любой момент броситься вперед.
Хорошо. Страх заставляет людей сражаться еще лучше.
Расставь часовых, а людям дай, как следует отдохнуть.
Не беспокойтесь, всем известно, что я умею спать, не закрывая глаз.
А все потому, что он боится, что у него украдут трофеи, повелитель.
После завтрашней битвы даже самые бережливые из вас станут по-царски богаты.
С нами боги, мой повелитель.
Мы зальем землю персидской кровью, владыка.
Я всегда в тебя верил, Александр.
Но эта задача может оказаться для нас непосильной.
Разве Патрокл сомневался в Ахиллесе, когда во время осады Трои они стояли рядом, плечом к плечу?
Патрокл погиб первым.
Если тебе суждено пасть, Гефестион, и даже если Македонии суждено потерять царя, перед смертью я отомщу за тебя, а уж потом отправлюсь вслед за тобой в царство мертвых.
Я поступил бы так же.
Накануне сражения тяжелее всего остаться одному.
Возможно, сегодня нам суждено проститься навсегда, мой Александр.
Не бойся, Гефестион. Мы в самом начале пути.
Проливая кровь, мы двигаем мир вперед.
Проливая кровь, мы вызываем дождь.
Проливая кровь, мы получаем урожай.
Проливая кровь, человек рождается и умирает.
Кровь - вот пища, которой питаются боги.
Идем, Буцефал. Сегодня мы отправляемся навстречу судьбе.
Стой!
Фаланга! Смир-но!
Неоптолем! Я помню тебя в тот день, когда ты перемахнул через осадную башню в Тире.
Тогда ты был неудержим! А сегодня?
Как ты будешь сражаться?
Дексипп, как далеко ты отбросил своего противника, борясь на последних играх в Олимпии?
Сможешь ли ты сегодня так же далеко метнуть свое копье?
Тимандр, сын Менандра - славного воина моего отца.
Я до сих пор оплакиваю твоего брата Аддая, геройски погибшего в Галикарнасе.
Ты принадлежишь к почтенному роду, Тимандр.
Дерись сегодня за себя и за своих родных!
Все вы чтите свою родину и своих отцов!
Мы пришли сюда, на дальние рубежи Азии, где Дарий наконец-то собрал свое огромное войско, чтобы дать нам бой.
О, да. Кажется, что персов слишком много.
Но взгляните еще раз на эти орды и спросите себя: что же это за великий царь, который заплатил золотом наемным убийцам, чтобы те трусливо и подло лишили жизни моего отца и вашего повелителя?
Что же это за великий царь Дарий, который набирает армию, обращая своих подданных в рабов? Что это за царь?
За этим царем пустота. Его люди дерутся не за свои дома.
Они дерутся потому, что так приказал им их царь.
В бою их орды будут таять на глазах, потому что эти люди не знают верности царю рабов.