Давай, Буцефал! Покажи им!
Мой сын. Мой сын!
Ты помнишь Ахиллеса?
Он мой любимый герой!
Почему?
Потому что он любил Патрокла и отомстил за его гибель!
А ты помнишь его судьбу?
Ему суждено было умереть молодым, но на пике славы.
А у него был выбор?
О, да! Он мог бы жить долго, но в полной безвестности.
Ты мечтаешь о славе, Александр. Твоя мать поощряет тебя в этом.
Но славы не бывает без страданий, а она этого не допустит.
Когда-нибудь и мое лицо появится на таких стенах.
Вспомни Прометея, который похитил священный огонь и отдал его человеку. Это так разгневало Зевса, что он приковал Прометея к скале на Кавказе, и каждый день орел клевал печень бедняги.
Ночью она вырастала вновь, и на следующий день орлу снова было чем поживиться.
Печальная участь.
Почему?
Никто не может заранее знать, что его ждет. Да...
Эдип выколол себе глаза, узнав, что он убил собственного отца и женился на своей матери.
Но осознание этого пришло к нему слишком поздно.
Медея из мести убила двух своих детей, когда Ясон ушел от нее к молодой.
Моя мама никогда не причинит мне зла.
Избавиться от материнской опеки очень нелегко, Александр.
До самой своей смерти опасайся женщин.
Они намного опаснее мужчин.
Геракл! После того, как он совершил 12 подвигов, судьба наградила его безумием, и он убил троих своих детей!
Бедный Геракл. Великий Геракл.
Величие человека неотделимо от его краха.
И даже тебя когда-нибудь боги оценят жестоко и беспощадно.
Когда я стану царем, как ты сейчас, отец?
Не торопи этот день, сын.
Тебя ждет слишком много опасностей.
Мой отец бросил меня в сражение, прежде чем я научился драться.
Когда я в первый раз убил человека, он сказал:
"Теперь ты знаешь, как это делается".
Тогда я его ненавидел, а теперь понимаю.
Царем нельзя родиться, Александр.
Царем можно стать, пройдя через испытания и страдания.
Царь должен уметь причинять боль тем, кого он любит.
Власть несет одиночество. Спроси Геракла.
Спроси любого из них. Судьба беспощадна.
Всякого мужчину или женщину, обретших власть или красоту, ждет крах.
Боги смеются, когда мы поднимаемся слишком высоко, и, не прилагая почти никаких сил, уничтожают все, что нам удалось создать в своей жизни.
Всю славу, которую они нам дарят, в конце концов они же у нас и отнимают.
Они, они делают из нас своих рабов.
8 лет спустя
Беременна. Так быстро. Маленькая шлюшка.
Он женится на ней весной, во время праздника Диониса.
А когда у нее родится первенец, ее любимый дядя Аттал убедит Филиппа объявить мальчика своим наследником, а себя - его опекуном.
Тебя же отправят с каким-нибудь невыполнимым заданием драться с ужасными северными племенами.
И в одной из бессмысленных битв за стадо скота тебя искалечат.
Я больше не царица, и вместе с твоей сестрой и остальными представителями нашего рода нас предадут смерти.
Как бы мне хотелось, чтобы ты хоть иногда видела в жизни что-то хорошее.
Признай, он ведь не отнял у тебя то, без чего ты не смогла бы жить.
Наш единственный шанс - первыми нанести удар.
Объяви о своей женитьбе на македонке. Прямо сейчас!
Зачни ребенка чистых кровей. Это будет их ребенок, а не мой.
И у него не будет выбора. Ему придется объявить тебя царем!
Есть, к примеру, Киннана.
Евридика была бы тебе идеальной женой.
Если бы этот мерзавец, твой отец, не успел ее испортить.
Больше ничего не говори о моем отце. Ты меня слышишь?
Ничего.
Ты прав. Прости меня.
Материнская любовь слишком сильна.
Кому же я теперь буду петь колыбельные?
Жаль, жаль, что мы больше не проводим столько времени вместе.
Как это бывало раньше, когда ты был таким милым маленьким мальчиком.
Мы и раньше нечасто были вместе, мама.
С детства меня учили тому, что я во всем должен быть лучшим.
Мой бедный ребенок, ты словно Ахиллес, приговоренный к величию.
Я готова пожертвовать собой, лишь бы тебе стало легче.
Ты никогда не должен путать свои чувства со своим долгом, Александр.
Царь обязан делать что-то на потребу своему народу.
Этим летом тебе исполнится 19, а девицы уже говорят, что ты ими не интересуешься. Тебе больше нравится Гефестион.
Я все понимаю. Для юноши это вполне естественно.
Но отправившись в Азию и не оставив наследника, ты рискуешь лишиться всего.
Гефестион любит меня таким, какой я есть.
А не из-за моего происхождения.
Любит? Любит?
Во имя Диониса, ты не должен забывать, что думает обо всем этом Филипп.
Ради твоего же блага. Твоя жизнь на волоске.
Его шпионы проникли в круг твоих ближайших друзей!
Прекрати!
Я его единственный достойный сын! Безумная женщина.
Он никогда не причинит мне зла.
Даже если Евридика родит мальчика, пройдет не менее 20 лет, прежде чем ему позволят вступить на трон.
Да, но тебе к тому времени будет уже 40!
Старый и мудрый, как Парменион, а юному сыну Филиппа будет всего 20.
Как тебе сейчас.
В его жилах будет течь кровь Филиппа, который сам его и вырастит!
И он никогда не отдаст тебе трон, Александр! Никогда!
Ах, Александр, залей свою тоску вином!