Вы какой подозрительно обычный, чтобы быть фаном нашего корабля.
Нет-нет-нет, я настоящий фан. - Надеюсь.
Ведь если окажется, что вы за нами шпионите, то вас могут подвесить за яйца.
Запугиваете меня?
Знаете - запугиваю.
Потому что имею хорошее чутье и чувствую, что вы гад, господин.
Вон отсюда.
Все отплывают через 15 минут!
Всего хорошего. Надеюсь, вам у нас понравилось.
Единственное, что меня несколько удивляет - вас, кажется, приплыло вдвое больше.
Если дадите нам минутку, мы выясним эту странную и таинственную ситуацию.
Леди. - А, Квентин. Тяжелый день.
Да я вижу. Однако считаю - дамам пора собираться.
Можете перейти в мою каюту, если желаете.
А та, что сзади? - Нет.
Откажись от идеи, Натсфорд.
Ну, что вы выяснили?
Их корабль в довольно плохом состоянии.
Хорошо!
Если им захочется сняться с якоря, то далеко они не зайдут.
Браво, задание выполнено.
Ну, говорите, Гад, какой есть план?
Нужно склонить общественное мнение на нашу сторону.
Тогда с 1-го января объявить пиратское радио полностью вне закона, заявив, что они угрожают жизни людей и мореплаванию, вредят экономике и рыбным магазинам Британии.
И если они не сдадутся - их сметут.
Блестяще.
Назвать это можно - Морской защитный акт.
Морской защитный акт. Красиво.
Королеве тоже понравится.
Мы их загнали в угол. - Хорошо, я люблю углы.
Надо вас пригласить в гости. Познакомить с семьей.
Это было для Эрики из Вульверхэмптона!
А теперь - для мужиков.
Эй, народ.
Эй, Саймон, ты что-то хотел?
Ох, Карл, брат мой, приятель мой, у меня добрая весть.
Чего пою, я даже не знаю. Не могу... Мои слова звучат песенно.
Я счастлив. Если бы я был Графом, я бы сейчас сказал это слово "Ж", чтобы описать мое безумно счастливое состояние.
Обними меня! Обними! - Что?
Я собираюсь жениться!
На девушке!
Малыш, что ты придумал, задница?
И каждый день вставлять ей с разгона! - Да, не каждый день.
Так как зовут эту прекрасную даму?
Эленор. - Эленор?
Ага, она американка.
Вы все понимаете, что это значит?
Через неделю, впервые на нашем корабле будет жить женщина.
Это без обид.
Никаких обид. Напротив, я этим взволнована.
Руки прочь, лесбиянка. Ты следи!
Я буду следить.
Эленор, конечно, будет исключительно для своего счастливого мужа.
Надеюсь, вы, джентльмены, это примете.
Для моих глаз только.
Можно, я скажу, когда Квентин уже ушел, одно слово, которое, я считаю, единственное в мире к этому подходит?
И слово это...
Свадьба.
Олень!
Да! - Да!
Олень! Олень! Олень! - Олень! Олень! Олень!
Фантастично!
Это олень.
Я думал тебя корчить. Да ничего. Пусть.
Давно вы друг друга знаете?
Две недели. Да, это как будто был удар грома.
Я себе сидел, думал о своем, тихо попивал виски.
А тут заходит белокурая бомба.
Пока я пришел в себя, мы с ней уже сильно...
Да!
Очень целовались.
А дальше? - Нет, мы с ней не признаем ничего плотского аж до самой свадьбы.
Вы больны. - Это не так.
Почему? - Я надеюсь, что корабль выдержит.
Сексуальная энергия, высвобожденная из нас, выбьет дыру в борту корыта.
Я тоже такой.
Это будет как Ниагара у меня в постели.
Ага, у меня тоже. - Что?
Куда мы едем, Граф? - Мы едем точно туда, куда надо.
Паб!
Паб!
Клуб!
Нет-нет-нет-нет!
Стоп, стоп, стоп. Прекратите. Стоп, стоп, стоп.
Я люблю тебя.
Я женюсь!
Думаю, я вчера чуть слишком напился.
А ты как? - Нет, я в форме.
Кстати, я обнаружил, что алкоголь обостряет мне разум.
Неужели? - Да.
И я думаю. - Опасно.
Это немного странно, что мама послала тебя сюда исправляться, ведь совершенно очевидно, что места худшего в мире нет.
Здесь секс, трава и алкоголь.
Отвергни секс. - Моя теория такова, что ты здесь, ибо как раз пришло уже то время, когда юноша такой, как ты, должен найти отца.
И?
Я считаю, что твой отец здесь, у нас на борту.
И поскольку возраст у него не мой, то, по-моему, это Квентин.
Иногда, правда иногда я думаю, что я на самом деле Умный Кевин.
Что скажешь?
И главная новость. В 14.45 сегодня после обеда сэр Саймон Свафорд, король чартов, женится на прекраснейшей девушке.