1
Вот незадача. Целых два месяца я не видел ее.
Адель! А за это время она хоть изредка вспоминала обо мне?
О! Сколько раз!
И что же она говорила? - Каждое утро одно и тоже:
Адель, говорила она, если сегодня придет господин Альфред, меня нет дома.
2
Произошло совершенно случайно. Когда мы с Эммой вышли из поезда, то мы направились самой кратчайшей дорогой к охотничьему домику. - Погоди, с какой Эммой? - А кто сказал с Эммой?
Ты. - Почему это тебя удивляет?
Но прости, Генрих, меня это больше чем удивляет! А кто такая Эмма?
Собака. - Собака? Где ты ее взял?
Мне ее одолжил Шульц.
И собаку Шульца зовут Эмма? - Эмма.
Что за фантазия назвать собаку именем жены?
Ну что ты хочешь от Шульца? Он вообще фантазер!
Ты же знаешь, как он называет свою жену? Киса! - А что тут удивительного?
3
Тюрьма-то, наверное, работает круглые сутки?
4
Ну, Генрих, никто не виноват, что ты ни с того ни сего стал охотником.
Да? А почему вы не отговорили его от этого? А еще друг! - Сударыня, я всегда высказывался против охоты.
Ну, вы может быть. А Шульц? Он даже одолжил ему свою собаку! - У Шульца нет собаки.
Генрих мне только что сказал, что у него есть собака.
Генрих, ты что? Ты сказал мне неправду?
Нет, но, вообще... - Сударыня, неужели вы думаете, что Генрих может сказать неправду?
Ну, значит, вы мне сказали неправду. - Я никогда не лгу!
Но если вы говорите, что у Шульца нет собаки, а Генрих говорит, что есть...
Да. то кто-нибудь из вас обязательно говорит неправду.
5
Да как же это может быть? - Я вам должен объяснить, господа, что Шульц купил свою собаку Эмму значительно раньше, чем он познакомился со своей женой Эммой, и когда он женился, у него, как вы сами понимаете, начались из-за этого всяческие недоразумения.
Я уже ничего не понимаю, какие недоразумения? - Но ведь это очень просто! Ну, скажем, Шульц сидит один у себя в комнате, ему скучно, он хочет позвать свою жену или собаку.
Естественно, он кричит: "Эмма!". И что же получается? - И что же получается?
Собака думает, что зовут жену и не трогается с места, а жена думает, что зовут собаку и тоже не идет. Представляете, какая у него началась семейная жизнь.
Ну, терпел он, терпел и решил переименовать собаку и назвал ее Гектором.
Но Гектор - это же мужское имя! - Мужское!
Мужское, да мужское. - Ну?
Но ведь Шульц как рассуждал? - Как рассуждал Шульц?
Если он даст собаке женское имя, ну, скажем, Альма, то что ждет его в будущем? А?
Характер у него тяжелый.
Жена может от него уйти. А собака - никогда. С другой стороны, человек он молодой и может жениться во второй раз. Где есть гарантия, что его новая жена не окажется тоже Альма? А? Где гарантия?
Поэтому он и дал собаке новое мужское имя.
Но собака, очевидно, этого не выдержала и сдохла. Сдохла Гектором, будучи, по существу, Эммой.
6
На кладбище. - Ты что, с ума сошла? Ночью на кладбище? Кому это нужно?
Бабушке, конечно, это не нужно.
А дедушке, что ли? - А дедушке это необходимо.
Боже, как он ее любил!
К сожалению, дедушка может приехать только ночным поездом, а обратно ночного поезда нет. Ну, мы и решили: посидим на могилке, поплачем или помолимся, а утром я провожу его и вернусь домой.
7
Причем тут Розалинда? - Но она будет думать, что я в тюрьме.
Ну и пусть думает, раздумья украшает женщину.
8
Я по-латыни забыл, как это называется.
Ну, а без латыни лучше не говорить об этом.
9
Уф, какой подлый народ эти арестованные!
Ишь, какую моду завели!
Как только мое дежурство, так они тюрьму раскачивают!
Вот, когда сидишь, оно вроде бы еще ничего.
А вот, когда встанешь... У-у-у как они ее сейчас влево сильно качнули.
А теперь вправо.
Как они ее раскачали, шагу нельзя ступить, чтобы за что-нибудь не держаться.
Свалят они ее когда-нибудь, обязательно свалят.
10
Ну, при желании избавиться от поклонников не так уж и трудно.
Не говорите, сударыня, избавиться от поклонников так же сложно, как вытереть пыль на рояле, тут же накапливается снова.
Не правда ли?
На рояле? - А я никогда не пробовала. - Еще бы!
11
Баронесса, пошла вон.
12
Принеси мне, голубчик, чашечку кофе.
Одну на двоих?
Почему на двоих? - вы один пить будете?
Естественно!
Ну, если, он второго не угощает, значит, второй не директор, а заместитель.
13
Разве можно свалить тюрьму?
А почему нельзя. Бастилия пала? Пала.
Я так считаю, если хорошенько раскачать, всё можно свалить.
А они ее всю ночь раскачивали. - Кого?
Тюрьму. Вот видите, вся Бемель развалилась.
Какая Бемаль? - Ну, это - мебель,
а тюрьма и сейчас качается.
Ну, что ты всё врешь?
Так ведь сидя-то оно не так заметно.
А вот вы попробуйте пройтись.
Пожалуйста, ой!
Вот, что я говорил. Вот так каждое дежурство!
14
Что вы стали делать дальше? - Пить.
Что пить? - Токайское.
Ну, вы его выпили, дальше что?
Стали пить портвейн. Тоже, знаете, неплохой. - Ну, а потом?
А потом неожиданно явился директор тюрьмы.
Госпожа Розалинда до того растерялась, что мне пришлось стать ее мужем.
15
Послушайте, господин адвокат, ну, давайте с вами говорить, как мужчина с мужчиной.
Ну, вы, наверное, ухаживали когда-нибудь за чужой женой, а?
Ведь ухаживали, сознавайтесь! вы ж не считали это преступлением!
Ведь не считали, правда? - Да мне просто в голову не могло придти, что когда я где-нибудь ухаживаю за чьей-нибудь женой, какой-нибудь нахал, вроде вас, в этот момент ухаживает за моей!
Это гнусно и подло, милостивый государь!
16
Здесь шестьдесят четыре, а там тридцать шесть.
Шестьдесят четыре, и тридцать шесть. Значит сто. - Сто?
Следовательно, ни одной дробины не попало в рябчика, а?!
Да? А почему же все-таки он умер? - Я ожидал этого вопроса, вы не застали меня врасплох.
Рябчик умер от нервного шока.
Это редкое совпадение и привело к роковой судебной ошибке, которую мне с таким блеском и удалось исправить.
Королевский суд согласился с железной логикой моих аргументов, и решение по делу Айзенштайна отменил.