Летучая мышь (1979)

Все цитаты, стр. 2

Боже мой! И ничего нельзя сделать? - Нет.
А что говорит адвокат? - Адвокат! Он оказался полной бездарностью.
Нет, ничего не поделаешь, пора собираться. - Как?
Уже, Генрих!
Ты что же не можешь пойти попозже?
Тюрьма-то, наверное, работает круглые сутки?
Нет, я дал слово судье, что сегодня вечером буду ровно в восемь.
Дорогой мой, я не представляю, как ты там будешь жить! Ты ведь не знаешь, какое там может быть общество?!
Общество?! Какой-нибудь сброд, с которым интеллигентному человеку нельзя и поговорить!
Господи, пошли, чтобы за это время посадили как можно больше порядочных людей, чтобы тебе не было там скучно!
Господин Фальк! вы слышали, Генриха сажают в тюрьму!
Сударыня, я вполне разделяю ваши огорчения, но, в конце концов, просидеть там каких-нибудь пару дней, это не так уж много.
Ну, во-первых, не пару, а десять. - Ну, десять.
Хорошо тебе говорить "Ну"! Я дома подряд не сидел столько дней!
Ну, Генрих, никто не виноват, что ты ни с того ни сего стал охотником.
Да? А почему вы не отговорили его от этого? А еще друг! - Сударыня, я всегда высказывался против охоты.
Ну, вы может быть. А Шульц? Он даже одолжил ему свою собаку! - У Шульца нет собаки.
Генрих мне только что сказал, что у него есть собака.
Генрих, ты что? Ты сказал мне неправду?
Нет, но, вообще... - Сударыня, неужели вы думаете, что Генрих может сказать неправду?
Ну, значит, вы мне сказали неправду. - Я никогда не лгу!
Но если вы говорите, что у Шульца нет собаки, а Генрих говорит, что есть...
Да. то кто-нибудь из вас обязательно говорит неправду.
Сударыня, я сейчас всё объясню.
Дело в том, что ровно двадцать минут назад собака Шульца сдохла.
Генрих об этом ничего не знает, а я знаю, поэтому он говорит - есть собака, а я говорю - нет собаки.
А от чего она сдохла? - Разрыв сердца, сударыня!
Прямо на моих глазах. Бедный Гектор! Я его так любил.
Почему Гектор?! Эмма. - Эмма - это жена Шульца.
Я знаю, что жена, но Генрих мне сказал, что собаку Шульца тоже зовут Эмма!
Кто сказал? - Генрих.
А вы говорите - Гектор. - Я сказал?
Да, вы сказали. - Ну да!
Это же очень просто. Дело в том, что Гектор стал Гектором буквально перед смертью, до этого он был Эммой.
Да как же это может быть? - Я вам должен объяснить, господа, что Шульц купил свою собаку Эмму значительно раньше, чем он познакомился со своей женой Эммой, и когда он женился, у него, как вы сами понимаете, начались из-за этого всяческие недоразумения.
Я уже ничего не понимаю, какие недоразумения? - Но ведь это очень просто! Ну, скажем, Шульц сидит один у себя в комнате, ему скучно, он хочет позвать свою жену или собаку.
Естественно, он кричит: "Эмма!". И что же получается? - И что же получается?
Собака думает, что зовут жену и не трогается с места, а жена думает, что зовут собаку и тоже не идет. Представляете, какая у него началась семейная жизнь.
Ну, терпел он, терпел и решил переименовать собаку и назвал ее Гектором.
Но Гектор - это же мужское имя! - Мужское!
Мужское, да мужское. - Ну?
Но ведь Шульц как рассуждал? - Как рассуждал Шульц?
Если он даст собаке женское имя, ну, скажем, Альма, то что ждет его в будущем? А?
Характер у него тяжелый.
Жена может от него уйти. А собака - никогда. С другой стороны, человек он молодой и может жениться во второй раз. Где есть гарантия, что его новая жена не окажется тоже Альма? А? Где гарантия?
Поэтому он и дал собаке новое мужское имя.