1
Почему идете на смертельный риск?
Но...
Я смотрю на это по-другому. Я даже не произношу этого слова.
Смерть.
2
Зачем пытаться совершить невозможное?
Зачем идти за своей мечтой?
Я не могу объяснить зачем. Словами этого не объяснишь.
3
То есть ты хочешь, чтобы я просто выдал тебе мои секреты.
Секреты, которые я узнавал всю жизнь.
Которые я передал только моим сыновьям.
Ты хочешь, чтобы я их просто тебе рассказал.
Я могу заплатить вам. У меня есть деньги.
Неважно, сколько это будет стоить.
4
Был великий польский канатоходец Роман.
Он говорил, что чувствует, что канат хорошо натянут, задницей и ухом.
5
Ты совершенно ненормальный? - Да, я чокнутый!
Да, и ты меня любишь, потому что я чокнутый!
Я безумен! Я совершенно чокнутый!
6
Он учитель математики в старших классах.
А еще он...
До смерти боится высоты.
Идеально.
Я до смерти боюсь алгебры.
Добро пожаловать.
Скажи мне, сколько будет81 разделить на 27?
Три. - Точно.
Ты наш сообщник номер три.
А сколько будет, если 11 умножить на 10?
Сто десять.
В башнях сто десять этажей.
7
Итак, теперь у меня есть деньги, у меня есть сообщники, у меня есть какой-никакой план.
Осталось только выбрать дату.
8
Ты хочешь смерти, что ли?
Не произноси это слово! Я никогда не говорю это слово.
Да ладно тебе! Смерть, гроб, умереть.
Это одно и то же. - Зачем ты так?
Почему ты вдруг против меня?
Против тебя?
Я поддерживаю тебя больше всех.
Тогда почему ты произносишь это слово?
Почему ты наводишь меня на эту мысль накануне моего самого опасного прохода?
Почему ты такая равнодушная? - Равнодушная?
Ты самый эгоистичный, высокомерный... - Да, я высокомерен. Так надо.
Чтобы пройти по канату, чтобы командовать им!
9
вы сицилиец? - Я из Калабрии.
Хорошо. А то у меня соседи-сицилийцы. Живут на два этажа ниже.
Все время готовят кальмаров. В моей квартире от них жуткая вонь.
Неудивительно.
Никсон-то, каков сукин сын?
Я бы этого мерзавца упек в тюрьму пожизненно.
Вы прямо как мой отец.
Говорит, эта страна пошла к черту в день, когда застрелили Кеннеди.
Это уж точно.
10
Мы сделали это, Филипп.
Мы показали миру, что нет ничего невозможного.
Они теперь другие.
Слушай, Филипп, они теперь другие.
Да, так и есть.
Они другие, потому что ты там прошел.
Все ньюйоркцы, с кем я говорил, сказали, что теперь они их любят.
Возможно, ты вдохнул в них жизнь, дал им душу.
11
Помните Гая Тоззоли и его пресс-конференцию?
Он был одним из создателей башен.
Ему понравилась моя прогулка, и он дал мне пропуск на смотровую площадку, чтобы я мог приходить туда, когда захочу.
И я много раз приходил туда один.
Я приходил туда и смотрел в пустоту, чтобы снова вернулись те мысли и то чувство.
Потому что...
Это был прекрасный день.
А что касается моего пропуска...
Обычно на таких пропусках стоит дата, после которой они недействительны.
Но на моем пропуске м-р Тоззоли вычеркнул дату и написал:
"Навсегда".