И когда же узнали?
Когда икону продал.
Где вы с ним познакомились? - В магазине. Он финифть покупал.
Икону сами предложили? - Да.
За сколько? - За 500.
Ой ли? Продали якобы старинную икону за 500 рублей?
Ну, за 1000. - Вот что, Виктор Михайлович, я ведь из вас правду клещами вытягивать не буду.
За 1000, правда.
И когда же вы узнали, что он - иностранец?
Когда чек в гостиницу принес. - И тем не менее, отдали чек?
А что было делать? Он сказал, что это пустяк.
Купил с рук безделушку, а таможня без чека может не пропустить.
Что теперь со мной будет?
вам сколько лет? - 32.
В вашем возрасте, по-моему, уже можно научиться соразмерять свои поступки с принципами хотя бы элементарной морали.
Чтобы потом не спрашивать, как нашкодивший школьник:
"Что мне теперь будет?"
Завтра вы придете в управление, все, что рассказали сегодня мне, официально повторите. - Хорошо.
Ой! Забыл совсем.
Наша прогулка окончена. Желаем вам приятного отдыха.
Надеемся, что прогулка была для вас приятной и полезной.
Ждем вас снова!
Опаздываем, товарищ начальник. - Извини, Юра.
Только зачем ты меня сюда притащил? - Сейчас объясню, старик.
Прежде всего, спасибо, что познакомил меня с очаровательной женщиной, Верой Фабиановной... -Чарской.
Чарской. Ее отец был управляющим имением у господина тайного советника Свиньина.
Бежавшего в 1918 году из-под ареста за границу.
Она урожденная де Кальве. - Совершенно верно.
Да я вам давно об этом рассказывала, Юрочка.
Коллекцию вашего батюшки? - Боже мой, конечно. Одну минуточку.
Да, а вы нашли ларец? - Ищем, Вера Фабиановна.
Ищите, ищите... Пожалуйста, смотрите.
Теперь ты понял, как к ней попал ларец?
А я вам пока кофе сварю. Я умею варить дивный кофе по-турецки.
Будем пить с водой. - Замечательно.
"Не думай о секундах свысока..."
Фабиан Аполлонович, видимо, всерьез занимался альбигойской тайной.
Это же целое сокровище. А вот текст:
"В год от рождества Христова 1721-й
Видам Монсегюра, граф Эжен Франсуа-Мари де Ту, тайных слуг ларца под эгидой данного епископом знака собрал".
Ну?
Вот он, граф Эжен Франсуа-Мари, Видам Монсегюра.
Значит, и Савиньи, и Локар охотятся за одним и тем же?
Уж не за мной ли? Я, знаете ли, умею хранить тайны и готова унести их в могилу.
Но я вовсе не хочу, чтобы тайна унесла в могилу меня.
Я хотел бы предупредить госпожу Локар, что этот наш разговор официальный и будет записываться на магнитофон.
Да, пожалуйста.
Скажите, этот буклет ваш?