Давай напрямик, там подрежем!
Я Второй, я Второй! Преступник спровоцировал аварию!
25-й километр. Третий попал в аварию!
Срочно вышлите скорую, техпомощь. Продолжаю преследование.
Миша! Живой? - Вроде да.
Не беспокойся, там все нормально. Тихо, тихо, вот так...
Потише. Иду, иду. - Ладно, ладно.
Итак, гражданин Ванашный, где и как вы познакомились с Савиньи?
Во время войны. Я же в армию призван не был. Здоровье подвело.
Ну, а Савиньи? - Он в самом конце появился, когда немцы из-под Ленинграда драпать начали.
По вывозу художественных ценностей старался.
Что наши не успели эвакуировать или спрятать.
Я в то время в Павловске жил. Рабочим взяли. Что делать-то было?
Так зачем он сейчас к вам пожаловал? - Не поверите.
Сундук ему нужно было украсть у старухи. Я и сам не поверил сначала.
"Самус"...
Ох, и "Самус"!
А все-таки, извините, в таких делах не специалист.
Ничего, получится. Я вас снабжу всем необходимым.
Старуха живет одна, так что все это вполне безопасно. Вот аэрозоль.
Хм. А почему бы вам самому не попробовать?
Аккуратней.
Вы заметно изменились, Ванашный. - Да?
И у вас тоже хозяйских интонаций поубавилось.
Тебе это не нравится? - Ну почему же?
А то ведь можно поговорить и по-другому.
Вот тогда я решил его убить.
Подонка этого, гада фашистского.
Моя фамилия Нефедов. Дальше ваше дело буду вести я.
Скажите, это вы писали?
Ну я, накладная на цемент. Я заполнял. А это здесь при чем?
В таком деле, как ваше, любая мелочь имеет значение, гражданин Ванашный.
Над вашим почерком эксперты немало потрудились.
Это зачем же? - А затем, что при сравнении вашего почерка и почерка человека, писавшего вот это, выяснилось, что техник-смотритель Ванашный и фашистский осведомитель Стапчук - одно и то же лицо.
Ну что ж, пишите.
Здравствуйте. - Момент.
Ну что ж, господин Стапчук... - Ванашный.
Ах да, простите, Ванашный. Ничего особенного от вас не потребуется.
Условие одно - из Ленинградской области не выезжать.
Поселитесь где-нибудь подальше от Павловска, но в пределах пригорода.
И все? - Все.
А с вами нельзя мне? Что-то боюсь я и все...
Бояться нечего. Все компрометирующие вас документы эвакуированы.
Понятно, но все-таки... - вы нам нужны здесь.
Там вам с нами делать нечего. - Разрешите с вами, прошу вас.
Об этом мы с вами и говорить не будем.
И не вздумайте фокусничать. Ваше досье может вернуться в Россию.
Значит, согласились украсть сундук? - Пришлось.