Вот приезд Генсекретаря в Польшу - это да! Тут не поспоришь.
За праздник всего... - прогрессивного человечества!
Правильно. Именно.
Я сейчас был на судостроительном заводе.
И директор рассказал мне такую историю: старый рабочий написал заявление на квартиру на наждачной бумаге.
Директор его вызывает и говорит: "Слушай, что это за фокусы с наждаком?!" А тот ему и говорит:
"Если бы я написал на обычном листе бумаги, то ты бы его использовал в сортире.
А так - хоть немножко подумаешь".
Ну и что, дали ему квартиру?
Знаешь, самое смешное, что дали.
Директор потом везде с собой эту бумагу таскал: на партконференцию... Мне, кстати, тоже показал.
Да, братцы, надо признать, америкосы нам вставили.
Того, о чем ты пишешь, не существует.
Ну как тебе объяснить? В жизни, конечно, эти явления присутствуют, но начальство - те, кто отвечает за нашу литературу...
Вот! - делают вид, что их нет.
Ты, конечно, пиши, но только что тогда удивляешься, что тебя не печатают? - Послушай, я не изящный беллетрист.
У меня нет тяги в будущее, а ты мне предлагаешь писать для себя, в стол - все равно что живым в гроб.
Ну а что делать? Судьба у нас такая.
Вот моя последняя книга: уже практически начали печатать тираж, и тут - Чехословакия.
Вызывает меня к себе директор издательства.
Вы бы его видели! Да его за одно выражение лица только судить надо.
Ну и что? Рассыпали весь набор.
Эта цензура вызывает у меня алкогольный протест!
Выпьем за отмену цензуры.
При царе цензура была построже.
Откуда же тогда взялись Пушкины, Гоголи, Некрасовы, а?
Зато в тюрьму на сажали.
Руку убери. Смотрит. - А Радищев?
А Чернышевский, а Полежаев?.. - А Шевченко?
Огарев? - Герцен? - А Достоевский?
Смертная казнь через повешение только за то, что слушал!
Не говорил, не писал, а просто слушал!
И уже на эшафоте стоял с петлей на шее, о чем вы!
Вас не печатают, ай-ай-ай.
Ах, какая беда! А Христа печатали?!
вы неправы, Миша. Молодой писатель обязательно должен публиковаться.
Хотя бы для того, чтобы сделать себе имя.
Есть такая щель между совестью и подлостью: в нее необходимо протиснуться.
Угу. А там, за щелью - волчий капкан.
Умный и осторожный зверь должен этот капкан обойти.
Ой, пардон.
Спасибо за прекрасный вечер.
Можно, я тоже дам вам кое-что почитать?
Нет-нет, не свое, не пугайтесь.
Самый свежий номер.
Счастливо, девчонки!
"Юность", пожалуйста. Спасибо.
Здравствуйте.
Молодец! Всегда с удовольствитем читаю вашу колонку.
Спасибо. Польщен.
Заходи.
Приближается годовщина освобождения Таллина.
Наша газета будет широко освещать это событие.
Вот вам задание, Лентулов.
По данным статистиков, в городе около 400 тысяч жителей.
Ну, цифра эта до некоторой степени условна.
Так вот, мы посовещались и решили:400-тысячный житель Таллина должен родиться в канун юбилея.
Что-то я не очень понимаю.
Идете в родильный дом... вы курите, курите.
дожидаетесь первого новорожденного, записываете параметры, опрашиваете счастливых родителей.
Репортаж идет в юбилейный номер.
Гонорар двойной - вам, я знаю, это небезразлично.
Так с этого бы и начали, Генрих Францевич.