Останутся женщины, дети, возможно, евреи.
Но этого для построения коммунизма недостаточно.
Бедный ты, бедный.
Как же можно было так нализаться, а? - А чего? Я все помню.
Да?
Да подожди ты. Я завтрак приготовила.
Проснуться - и не закурить. Зачем просыпаться?
А у тебя водки нет?
Где-то была. На донышке.
Знаю я эти интеллигентные дома: иконы, Хемингуэй, Нефертити, а водки - на донышке.
Мир абсурден.
И враги человеку - друзья его.
Твои враги, Лентулов, - дешевый портвейн и крашеные блондинки.
Так значит, я истинный христианин.
Потому что Христос учил нас любить врагов своих.
Пушкин волочился за женщинами,
Достоевский предавался азартным играм, Есенин пил...
Пороки свойственны гениальным людям.
С твоими пороками нужно быть как минимум Хемингуэем.
Кто знает, может, я лучше. Ну где там твои "на донышке"?
Садитесь. Разговор будет неприятным.
Как называется ваша рубрика? - "Человек и профессия".
Нас интересуют люди редких профессий.
Вот один из ваших героев - Арнольд Сильд.
Вы знаете, какая у него профессия? - Знаю. Портной.
Он театральный портной - неожиданный аспект...
Это сейчас. А раньше? - Раньше?
Так вот знайте: раньше он служил у немцев, за что и отсидел 8 лет.
Господи! - вы понимаете, что наделали?
Мне порекомендовал его директор театра.
А директор театра отсидел десять. К тому же он голубой.
Что значит "голубой"?
Так иногда называют гомосексуалистов.
Он к вам не приставал? - Приставал.
Руку мне, журналисту, подал - то-то я удивился.
Подождите! Андрей...
Привет, Тийна. Всё хорошеешь? - Я тебя искала.
Везде сказали: "Был - ушел. Был - ушел".
Всегда "ушел"! Надо поговорить. - Пойдем в бар, там поговорим. - Лучше здесь.
Понимаешь, я 4 года замужем.
До сих пор все было нормально.
Летом Руди, мой муж, ходил в Москву, вернулся... Тере.
и тут все началось. - Я не понимаю, что началось-то?
Происходит что-то странное... Он хочет, чтобы я... - Ну?
Я ему стала неинтересна.
В постели, что ли? - Что за!..
Именно. - Тийна, а я-то что могу, ну?
Стыдно говорить, но... То есть почему я к тебе обратилась?
Ты единственный аморальный человек среди моих знакомых.
Вот значит как, аморальный? - И я хочу проконсультироваться.
Я не понимаю. - Обсудить ситуацию.
Видишь ли, Тийна, я даже с мужчинами эти темы не обсуждаю.
Хорошо, ладно. У меня есть друг...
Да? - у него есть книга.
Ты по-русски читаешь? - Да. - Ну вот и хорошо.
Попрошу у него на пару деньков. - Когда?
Да хоть завтра. Хорошо?
Андрей... - Не волнуйся. Ни одна живая душа не узнает.
О! Тийна, привет. - Здравствуй.
Хочу вернуть книгу. - Это хорошо, что не потеряла.
Товарища моего настольная книга. - Ты сам читал?
Нет, так только, картинки полистал. Ты-то все поняла?
Кроме одного слова.