Лентулов, не занимайтесь демагогией. вам дано задание.
К среде материал должен быть готов.
Откажутся называть Лембитом, посулите им денег.
Сколько? - Рублей 25.
Фотографа я потом пришлю. Как фамилия новорожденного?
Кузин, 6-я палата.
Лембит Кузин - прекрасно! Прекрасно звучит.
вы Кузин? - Кузин-то Кузин, а что толку?
Разрешите вас поздравить: ваш ребенок оказался 400-тысячным жителем нашего города. Я сам из редакции - хочу написать о вашей семье.
Что писать-то? - Надо бы куда-то зайти.
В смысле, поддать? - Побеседовать.
Денег 9 рублей плюс живая бутылка отравы.
У меня примерно столько же.
Назови своего сына Лембитом. - Почему Лембитом? Я хотел Володей.
А что такое Лембит? - Имя такое.
А Володя что, не имя? - Лембит - это мужественно, символично звучит. - Лично моего сына хочу назвать Володей.
Ты назови его Лембитом временно - наш редактор за это капусту обещает, - а потом, через месяц, переименуешь, когда регистрировать будете.
Сколько? - Двадцать пять рублей.
Две полбанки и закуска. Это если в кабаке.
Минимум.
Сиди, я позвоню.
У нас заказано. - Пожалуйста. - Отец, будь человеком!
Товарищи, мест нет. - Позовите администратора!
Генрих Францевич, все окей.
Странный голос у вас. - Это автомат такой.
Генрих Францевич, срочно пришлите Хуберта с деньгами.
С какими еще деньгами?
В качестве стимула. Чтобы ребенка Лембитом назвали.
Отец согласен за 25 рублей. Иначе, говорит, Адольфом назову.
Лентулов, вы пьяны? - Ничего подобного.
Ну хорошо, разберемся. Материал должен быть готов к среде.
Хуберт выезжает через пять минут.
Что случилось? - Разбита одна тарелка. - Это я мордой об стол.
И в туалете мимо сделано. Поаккуратней надо!
Ну что вы, мы заплатим. - Деньги есть. Девять рублей.
И спиртные напитки взяли с собой, да?
Вали отсюда! Или отполирую. - Тихо! Поехали, Хуберт ждет.
Я при исполнении - не советую. Можно и срок получить, слышишь?
А ты говорил, Лембит. - Лембит - это твой сын.
А-а. У меня родился сын. - Хорошо.
Что? Есть такой?
Что случилось? Да ничего не случилось. А что могло случиться?
Материал пишет.
О доблестных сотрудниках16-го отделения.
А мы и ночью на страже порядка.
До свидания.
Ну что, приятно было познакомиться.
А Чехова этого оставь мне посмотреть на пару дней.
Это не моя книга.
Да твоя, твоя. Чего ты дергаешься? Я же с тобой по-человечески. Слышал?
Через пару дней позвоню.
У меня нет телефона. - Значит, ты позвонишь или зайдешь.
Слово офицера? - Ух ты!
А при чем здесь офицера, не офицера?
Сказал: верну - значит, верну.
И вообще, станут прихватывать по этому делу - ты говори:
"А вы меня к Лапину везите, на Кальюранда", а я тут разберусь.
Пойдем, буди своего дружка.
Ну что, Петров, порядок? - Так точно, товарищ капитан, тишина.
Кузин, вставай.
Вот, Петров, откуда хана придет.
Показатели растут.
Наступит день, когда не то что журналисты, а все сопьются, без исключения: от рядового до маршала Гречко, от работяги до министра тяжелой промышленности.