Многие герои этого произведения вызывают положительные эмоции.
Один вопрос: ты любишь Родину?
Как и всякий нормальный человек. - Тогда объясни, что происходит?
Откуда столько ненависти к нашим людям?
"Кто живет без печали и гнева, Тот не любит отчизны своей".
Кто это написал? Какой-нибудь московский диссидент?
Это стихи Некрасова. - Не думаю.
Андрей, а почему бы вам не написать о здоровом рабочем коллективе?
Вы общаетесь с ними, с простыми мужественными людьми?
Разве это значит, что гомосексуализм - единственный путь?..
Не отвлекайтесь. - Да, да.
Лентулов изображает эти самые... - Но все это куплено ценой моральной деградации... - Они научат вас только хорошему...
Ладно, это антисемиты...
И очень неуважительно об армии. - Где? Приведи пример.
Ну покажи хоть одну конкретную фразу. - Ну... это мелочь, конечно, но вот тем не менее. Ну вот.
"На ремне у дневального болтался штык". - И что?
Ну, неприятно как-то: болтался штык.
Брезгливо как-то. - Послушайте, штык - не член, он не может стоять, он болтается. Говорите по существу.
Э-э... - Впрочем, дело понятное.
Летулову нужно подумать, у него будет на это время.
Насколько я знаю, он написал заявление.
Мы не будем возражать.
Не поверишь, удивил. - Люська моя вообще ничего не читает, а тут - на одном дыхании! - А язык-то какой!
Куда там Александру Исаевичу. - Заходи.
Пора, старик, выходить на большую дорогу литературы.
Куда, куда без нас? - Вот, все налито.
Андрюша, я сейчас говорил с редактором... - Ну?
Заявление, в принципе, можно забрать.
Но ты должен написать покаянное письмо в наш ЦК.
Ну напиши Вальду, он нормальный человек!
Вальд нормальный человек? - Нет-нет, действительно, Андрюша, можно попробовать. - Вот!
Да в чем я должен покаяться-то? - Неважно в чем, главное - покаяться, что-то признать. Ну! Слушай, ну не такой уж ты у нас ангел.
Да я вообще не ангел. - Ну вот, покайся.
У каждого есть в чем покаяться. Ты куришь?
Куришь. А курение есть вредная легкомысленная привычка. Согласен?
Ну вот так и напиши - мол, раскаиваюсь в своем легкомыслии и прошу...
А дальше про книгу. Ну, раскайся в туманной загадочной форме.
Да пошли они все! - О! Вот это по-нашему.
За тебя. - Я и билет в Ленинград купил уже.
Приезжай ко мне. - Зачем я тебе?
Сначала с собой разберись.
Что будешь делать?
Не знаю.
И тянется рука к перу, перо - к бумаге...
Одно я знаю твердо: с журналистикой покончено.
Андрюша, тебя посадят.
Ну и пусть.
Если литература - занятие предосудительное, мое место в тюрьме.
Я пойду? Целоваться не будем, иначе я расплачусь.
Объявление диспетчера: "Заканчивается посадка на скорый поезд номер 649.
Поезд отправляется с первого пути".
Извините, я сейчас. Сейчас!
Уезжаешь? - Угу.
Будешь еще приехать? - Наверное, нет.
Жаль. Дай я тебя поцелую. Не бойся, я по-товарищески.
Если бы ты знал, как я тебе благодарна.
О, "Лонг Джон"! Оську благодари. - Уже благодарила.
Я побежаю. - Беги.
Ну, молодой человек, мы уже отправляемся.
Быстро. Быстро!
<<Назад | Стр. 15