Да забирай, хоть все возьми. - Спасибо тебе.
Хоть все забирай.
Может возьмем, а? -Зачем?
Потом придумаем. Дайте мне.
Спасибо. - Булочку хлеба, пожалуйста.
Я уже придумал зачем. Именины устроим.
Так что, пошли, ладно? - Чьи именины?
Хоть и мои, а что? -День рождения?
Так а что же вы молчали? - Э, Ваня дорогой, разве цыган знает свой день рождения? Год, и тот не наверняка.
Только приблизительно.
Мы еще гостей ждем? - Нет, к цыганскому огню гостей никогда не ждут, потому что их ждут всегда.
Что ж, это твоя первая рюмка. Так пусть будет из любящей руки.
Выпьем, парень, за твое будущее. За твою счастливую судьбу.
Надо бы за вас, дядя Будулай.
Моя жизнь безнадежная, надо бы умереть, да некому пришибить меня.
Все готовился к жизни, готовился, а она почти что уже прошла.
Что я помню из моей прожитой жизни?
Как мы женились, как я воевал. Почти что ничего больше.
Все ждал, что кончится война, и начнем новую жизнь.
Но никого у меня нет и ничего нет. -Почему? Ведь я у вас есть, помощник.
Да, ты есть. Ты есть, единственный. Спасибо тебе.
За тебя.
Дядя Будулай, ну чьи именины, мои или ваши?
Да, кстати, твой день рождения когда?
В тот самый день,в том самый час... -Да. В тот самый день.
Я и Нюрка. - Ты и Нюрка. В тот самый час.
Так когда день твоего рождения, мальчик?
Я же говорил, дядя Будулай.
В тот самый день...
В тот самый час, когда вражеский танк раздавил цыганскую кибитку.
Ну не переживайте так. Так получилось, мать как раз в кукурузе с теткой Лущилихой пряталась. Как увидела, так и...
Сразу двоих. Беленькую девочку и сына.
Не надо больше. - Не буду.
Навеки веков не буду. Уходи. Уходи домой.
Уходи!
Ваня!
Куда в такую рань? На полевой, мы сегодня с Будулаем...
Ни дня, ни ночи... Вчера за полночь пришел.
Сегодня ни свет ни заря из дома. - Нюрка позднее меня приходит.
Ей, значит, можно, а мне нельзя. - Просто ты не высыпаешься.
Вон прямо худющий какой стал. - Не поэтому.
Что я не знаю, взъелась ты на Будулая, не ладишь с ним.
С чего это ты взял? С чего это ты взял?
Он слова о тебе плохого не сказал. Чем он тебе не угодил, не знаю.
Молод ты еще, многого еще не понимаешь.
Да, он один. Знаешь как плохо человеку одному.
Человеку плохо, а матери какого? Вон Нюрка все ночи напролет гуляет.
Тебя целый день дома нет, а мать на работе надрывается как каторжная, чтобы в доме достаток был. А вам наплевать. Неблагодарные.
Ну чего ты молчишь?
Если тебе с матерью скучно хоть сейчас побыть, то можешь уходить.
Я тебя не держу. Хоть сейчас уходи. Пожалуйста, уходи.
Ну и уйду. - Ну и уходи.
Можешь не возвращаться.
Ваня!
Ваня!
Можно я у вас сегодня переночую? Я с матерью поругался.
В общем, не пойду. - Воли не дает что ли?
Ну что я сосунок что ли? То нельзя, это нельзя.
Воля, Ваня, бывает разная. - Вот вы все время так говорите.
А она, как только мы с вами подружились, так все и началось.
Не хочет, чтобы я с ними жил, не надо, уйду.
Думает, будто вы через меня к ней подбираетесь.
Как ты смеешь так о матери говорить? Мальчишка!
Что я такого сказал? - Щенок ты! Вот кто ты такой.
Никакой ты не мужчина.
В жизни, Ваня, много напутано. Но дороже матери нет никого.
Запомни эту истину, если ты себя взрослым считаешь.
Помирись с ней, сынок. Помирись.
Она ведь женщина. - Простите.
Да за что? Пойми, Ваня, она мать.
Вот и поговорили по-мужски.
Ничего, сынок, в жизни всякое бывает.
Цыгане? -Да, цыгане.
А мать ждет тебя дома, волнуется. - Так мы же ненадолго.
Ну имею я право хоть раз в жизни посмотреть на настоящих кочевых цыган. - Имеешь, Ваня.
Имеешь полное право. - Там что-то с конем случилось?
Наверное. Только не с конем, а с кобылой.
Будулай! -Андрей!
Будулай! -Андрей!
Жалко Ласточку, очень жалко. Все никак.
Помоги мне.
Ей нужна ласка.
Успокойся, красавица, успокойся.
Что это с ней? -Жеребится.
вы этого в школе не проходили? -А ее Ласточка зовут?
Красивое имя. -Знаю, я ее украла.
Так ведь отнимет милиция. -А я ей хвост подстригла.
И косички заплела. Пусть теперь докажут, что их кобыла.
А что он ей говорит?
А он вроде не по-цыгански. Он по-лошадиному знает, твой отец.
Отец? Да, он много чего знает.
Она не плачет, тебе приснилось.
Не мешайте ей. Пусть она сама.
Что это вы заперлись? -А я боюсь одна оставаться.
Одна? А Ваня где? - Не знаю, а он разве не к тебе пошел после кузни? -Да, наверное.
Наверное мы разминулись. Тогда ты иди, иди спи. А я его здесь подожду.
Здравствуй, дорогая Клавочка, доброго тебе здоровья.
Ночь на дворе, а ты со двора. -Да я калитку хотела закрыть.
А то ходят тут всякие. - Правильно, надо закрыть и накрепко закрыть. Ты слыхала про цыган? Табор под хутором стоит.
Цыгане? - 20 кибиток с лошадьми.
Слышала как их кони ржут? А знаешь цыганские кони какие быстрые.
Умчат и поездом не догонишь. - Кого умчат?
А я разве что-нибудь сказала кого умчат? Тебе послышалось.
Клавочка, цыганская кровь неудержимая. Я тебе говорила?
Говорила. Оставь его, отдай его, все равно уйдет.
Вон наш Будулай как услышал про цыган, так с утра кузню на замок запер. - Когда?
С утра запер, а в полдень ушли. - Кто?
Вдвоем, цыган со своим Ванькой. - Ты опять?
Прости, Клавочка, с твоим, твоим. Родненькая моя, золотая, дорогая, мы же сынов растим не для дома. Не цыган, так чужая уведет со двора.
Я хотела попросить у тебя утиных яичек, десятка три. А то мои не несут
А ну пошла вон отсюда. - Так ты что?
Вон! -Да ты что, Клавочка?
Змея подколодная, вон! А ну-ка проваливай!
Я же от сердца!
Нюрка, отвечай, когда домой пришла? - Мам, я недавно пришла.
Честное слово, я только на танцах была и все.
Я знаю, когда она домой пришла. - Не лезь не в свое дело!
Нюрка, дома сиди, а я в правление.
Нет, лучше к председателю. Машину! Догнать!
Дома сиди!
К родне едем, в совхозе они работают.
Там Пром директор совхоза. -Думаешь осесть, Андрей?
Не знаю, приедем, увидим. - Надо, Андрюша, надо осесть.
А мамка-то не спит! Ох и влетит нам с тобой.
Не уходите, пойдемте вместе. Она при вас не так...
Ладно, поделим кнут на две спины.
Ваня! Господи, ты вернулся! Живой!
Я думала, ты утонул. Ненормальный какой-то, ну где ты был?
Уже что мы только с Нюркой не передумали!
Где же ты пропадал?
Мама вообще не находила места себе.
Не бей! Забери все, что нажито, только не убивай.
Давай. - Чего давать?
У меня ничего нет, ничегошеньки нет.
Давай рассказывай. - Чего рассказывать?
Я ничего не знаю и ничего не ведаю. Что я знаю?
Все. Как немец напал на вас и вы прятались в кукурузе.
Как фашистский танк продавил цыганскую кибитку.
Как русская женщина родила девочку, а потом нашли мальчика.
Все рассказывай. Или забыла? -Да все знаешь сам.
Нет, я ничего не забыла, я все помню.
Я помню как мы бежали от немцев, бабы и ребятишки.
Вместе с цыганами. Русские и цыгане все вместе.
Как вышли танки, как мы все разбежались.
А цыганская кибитка съехала с дороги в степь.
Как последний танк отделился и начал догонять кибитку.
И как немец, молодой и веселый, высунулся из люка и хохотал.
А мы в кукурузе ждали, догонит или нет.
Догнал сволочь проклятая. И переехал через нее, по ней.
И только пух был в воздухе. Перина там была, наверное.
И рыло его в пуху. Разве это забудешь?
Да, все знаю, все видела. - Что ты знаешь? Что ты мог видеть своими мужичьими глазами? Ты бы нашими, бабьими посмотрел.
Клавка ведь, глядя на кибитку, задрожала. И рожать стала.
А я Нюрочку приняла, и в юбку свою нижнюю завернула.
И мы пошли. Смотрим, а в канаве кулек лежит и пищит.
Я думаю,может это цыганское дите или выпало, или она успела выбросить.
А Клава глянула и взяла, а потом записала как двойняшек.
И строго настрого мне приказала: "Забудь, какое дите рожденное, какое найденное".
На деньги. Это сочти, возьми себе сколько-нибудь и отдай Клавдии.
На сына, на дочь. - Как много.
Ты бы лучше сам их передал. - Нет, не могу я.