Солдатик, только тише.
Успокойся.
Ну что? Еще хочешь?
Тогда получай.
Вот это не надо, ты все-таки получишь.
Иди ты! Дурак чертов.
Ну что, домой пора? - Пусть стемнеет, а то светится.
Как я деду покажусь? Офицер должен держаться так, чтобы следы на противнике оставались. -Да. Нет, не оценит.
Вот Виолетта оценила бы. - Приеду в город, запишусь в боксерскую секцию.
Здорово, служивые. Закурить не найдется?
Однако, тебя цыган научил кое-чему. Это где же ты столько медалей нахватал? - Было дело.
Стало быть поделом. А кому тебе или ему?
Положено бы ему, а досталось мне.
Ну, это еще и лучше. Не за дело, значит за науку поплатился.
А коль за науку, так не жалко.
Спасибо. Идем. - Это что за цыган?
Да был тут один, да весь вышел. Слышь, Игорек...
А ты вот без Нюрки смог бы прожить? - Нет, конечно.
Хотя, может, смог бы. Как раньше. Но это разве жизнь?
А она без тебя? - Не знаю, не спрашивал у нее.
А тебе она не говорила? -Да обмолвилась как-то, что
"жить без него не могу". - Что так и сказала?
Значит все, она врать не станет. -А вот представь что вы поженились.
Представляю. - Семья у тебя, дети.
Представляю. - Вдруг, хлоп...
Не представляю. -Да нет, я не про то.
Ну там война, к примеру, боевое задание и хлоп.
Хотел бы ты, чтоб она за другого замуж вышла?
Или пусть всю жизнь тебя помнит? - Полюбить другого не значит забыть прежнего. Я вот тоже любил. Помню даже в девятом классе...
А я знаю одного человека,у него жена в войну погибла так он ей до сих пор верность сохраняет. Мать и сейчас ее могилу убирает.
Могилу? - Ну да, в которой его жена похоронена. - Вот видишь, даже могила и то одна не осталась.
Для тебя старается. А что? Что я такого сказала? Я ничего.
Видать напрасны его старания. На пенсию ему еще рано.
А я отсюда никуда. - Не обижайся на меня, мама.
Ты у нас очень хорошая. Красивая даже.
А твоими стараниями скоро бабкой сделаюсь.
Вон Катькин хахаль к нам направляется.
Она тебе не Катька, а Катерина Филипповна.
И не хахаль, а квартирант. Какого бы тебе бало, если бы о твоей матери вот так?
Товарищ начальник училища, старшина Пилипчук по вашему приказанию...
Вольно, Поликарп Тарасович. Проходи, садись.
Отличная физическая зарядка.
Иногда пожалеешь, что в городской квартире не хватает печки.
Так точно, не хватает для сугреву. -Да, для сугреву.
Проходи, садись.
Разрешите помогу, товарищ полковник?
Не следует и не требуется. Я и сам пока справляюсь.
Ты своей хозяйке дров не колешь?
Не требуется пока. Так справляюсь.
Знаешь зачем я тебя сюда вызывал? - Никак нет, не догадываюсь.
Ты проходи, садись.
Ну что, гуляют ребятки-то наши? Вечером куда не пойдешь везде смех, поцелуйчики. - Старшинский состав не успевает присекать. Большой разброс по квартирам.
Но стараемся. -А может не стараться, Поликарп
Тарасович? Полагаю, после окончания кое-кто за невестами сюда приедет.
Как думаешь, Поликарп Тарасович? - Кое-кто, возможно.
Ну а как тебе данный хутор нравится? Не хотел бы сюда в отставку?
Никак нет, не хотел бы. -Я понимаю,мне тоже школа нравится.
А какая река здесь, воздух какой!
На гражданке ты сам по себе, а вот в армии у меня ни о чем голова не болит. Нет, что касается службы я все исполняю. У курсантов сапоги целы все, на той неделе проверял. Харчи на уровне.
Нет, кому кому, а мне в армии дышать легче.
Ну это по службе, а кроме этого тебе ничего не надо?
Ну, допустим, была бы у тебя семья и ребенок?
Какой еще ребенок? Не может такого быть, товарищ полковник.
Это все, извиняюсь, бабий треп. Она такая. Она и соврет,недорого возьмет
Она? - Не верьте ей.
Им вообще верить нельзя. - Вообще никому?
Никогда.
Была ведь у меня жена. Была... Я на фронт, а она за другого.
Хоть бы дождалась, может убьют. И с тех пор я не одной из них не верю.
Любовь, ля-ля, я и слушать этого не хочу.
Я только мстить им хочу. - Мстить говоришь?
А вот меня тоже не дождалась, хоть и обещала.
Грозилась, в покое не оставит пока генеральшей не станет.
А вот оставила в покое. Угнали ее на чужбину, пропала.
И я ей мстил. До сей поры не знаю, отомстил или нет?
Ты, выходит, тоже мститель. - Так точно.
За любовь. -За измену.
И многим ты отомстил? - Не считал.
Ну ладно, ты иди пока.
Стой. Кругом.
Смирно. Кругом шагом марш отсюда.
Стой.
Старшина Пилипчук, я вызывал вас насчет питания для курсантов.
Вводите в рацион побольше овощей, поменьше концентратов.
Исполняйте. - Слушаюсь, товарищ полковник.
Не надо. -А может все-таки подвезу до хутора?
Нет, я одна. Ой, а ты как же? А ты меня здесь обожди, ладно?
Ну, как-нибудь сориентируюсь. Не зря же я на цыганке женился.
Ой, Миш! - Чего?
Ты только под обстрел не попади, ладно?
Учебные же. Ты осторожнее. А может все-таки подвезу?
Я одна.
Куда идем, гражданочка?
Да здесь недалеко, тут могила цыганская.
Своих что ли навестить?
Вообще-то тут нельзя. Зона. Но если очень надо. Ненадолго?
Ну, конечно, ненадолго.
Тогда садитесь, мы подвезем и подежурим.
Да нельзя мне. -А мы тихонько, не торопясь.
Это же танк, у него ход знаете какой нежный.
Осторожно.
Давай, Шура, трогай. Только на самых малых.
Двоих везем.
А мне тоже нравится патефон. Есть в нем что-то родное.
Это мне еще до войны подарили. - Правда?
Игорек, ну что ты стесняешься? -Да я не стесняюсь.
Ты это кому? -А это вроде есть такой обычай казачий, ставить рюмку тому, кого с нами нет, но кто все равно с нами.
Верно? - Правильно.
Он же погиб за то, чтобы живые были веселые и счастливые.
Особенно в день именин. - Прошу вас.
Что ты стесняешься? -Я не стесняюсь.
Ну что ж,я думаю,что все, кто сейчас с нами в живых или в нашей памяти, поддержали бы мой тост. За вас, Клавдия Петровна.
Спасибо.
Что с ним? Случилось что? - С ним? С ним ничего не случилось.
Может у тебя какие перемены? Да ты не бойся, я к тебе ни с чем плохим не пришла. Я так, по дороге. -Далеко ли собралась?
Что ж,проходи. Проходи, пожалуйста. -Я ненадолго.
Я только на Ваню посмотрю. -Значит ты знаешь?
Это он тебе сказал? -Я только погляжу.
Если ты разрешишь, конечно. Не бойся, я ему ничего не скажу.
Мам, ты что?
Тебя все ждут. Андрей Николаевич хочет еще тост сказать.
Проходите. Проходите, пожалуйста.
Вот сюда. А у нас гостья. Это Настя.
Она родственница одного кузнеца, который у нас работал.
Родственница, но не кровная.
Проходите.
Садитесь.
Попробуй виноград.
Кушай, кушай, не стесняйся. -Я не стесняюсь.
Что вы на меня так смотрите? - Так...
Будулая давно не видали? -Давно.
Где же он? Неизвестно, конечно? -Да вроде в соседнем районе его видели. - Но и там не задержался,разумеется.
Жаль, а то я бы ему сказал.
А вы почему не едите, Настя? - Скажи мне.
А я уже цыганской почтой наверняка. - Что ж, можете и передать, что кто-то еще помнит его цыганские байки про то, что сыт он по горло кочевым ветром, что он человек на корешке, а не на колесе.
И прочие его слова, которые вот именно что ветер.
Или пузыри на воде. - Что ж, я могу передать.
Только вряд ли дойдет. - Отчего же?
Ну да, цыганская почта такая же верная как и все цыгане.
Потому что какому бы цыгану я не сказала такие слова, никто даже не подумает, что они относятся к Будулаю.
Вам, конечно, как цыганке и как родственнице положено его защищать.
Но нам тут тоже кое-что известно. Меня он лично пытался кузнецом сделать. Вот и про вас он ничего не говорил.
Говорил, что один как перст во всем мире. А у него, оказывается, родственники есть. А по-моему, цыган есть цыган.
Всем они одним миром мазаны. Ни одному их слову верить нельзя.
Даже самому лучшему из них.
Ты же, Ваня, не знаешь всех цыган. -А зачем мне их всех знать?
Достаточно узнать одного, чтобы понять чего они стоят.
А я тебе ручаюсь, что всех цыган ты знать не можешь.
По крайней мере есть один цыганенок, о котором ты так мало знаешь.
Если бы узнал, ты бы очень удивился.
А я их и знать не хочу, я человек военный.
И всякое такое разгильдяйство, цыганщина всякая, меня абсолютно не интересуют. -Замолчи ты.
Да пусти ты меня. Я, конечно, здесь человек новый и не знаю, что ты имеешь против цыган, но только какое ты имеешь право говорить так про целый народ? Среди них ведь разные есть. Военный ты...
Но если по твоим словам судить, то и военные все на одно лицо.
Вроде тебя, долдоны. Направо, налево! Кругом!
Да нет, тоже разные бывают, слава богу.
Клавдия Петровна, да вы что? Да не слушайте вы его.
Он только курсант второго курса. Они в этом возрасте ужасные солдафоны.
Ну пройдет, уверяю вас, пройдет. И ваш сын Ваня он тоже подрастет.
Поумнеет, вот увидите.
Извините, меня ждут.