Ты что уже старый, Будулай? -Да.
Ты умирать собрался?
А эта женщина? Разве она красивая? На мой взгляд не очень.
Это та, которую я у тебя в хуторе встретила?
Разве в красоте дело, Настя? -Я знала, что ты так ответишь.
А скажи, Будулай, она лучше или хуже меня?
Ты лучше. Михаил твой какой парень.
Хитрый ты, Будулай.
Лучше бы ты вообще сюда не приезжал.
Наверное.
Заслушался. Он мужик известный. -Да тише вы, ребята.
Послушали бы лучше. Точь-точь как в жизни.
Не любишь ты, зато люблю я. Ну так что?
Во дает. - Ты что не ешь лапшу, не нравится?
Не хочется, спасибо. - Расцвела, Петровна.
Годков 10 скинула. Может мне в парикмахерскую сходить, прическу сделать? Ты, Мишка уймись!
Опять глаза залиты.
Любовь -законов всех она сильней.
Вот уже тебе пропишут закон за твою любовь.
Из табунщика, да в конюхи. - Нет, любовь - это, конечно, да.
Была у меня одна. Я ей говорю, она и есть любовь до того как...
Все понятно. -Любовь свободна, мир чарует.
А они? Ну что они могут про это понимать, шаферюги!
Машина с машиной поцелуется, вот это любовь.
Не то, что твоя, конская! - Мое не трожь, гад.
Да, Миша, сядь. Никто никого не трогает. Больно надо.
Взять тебя. Ты вот сам подумай, кто ты, а кто она.
Она же цыганка. У нее своих вороных хоть отбавляй.
По всему видать, она по другому сохнет. Вот чую я.
И что? -Да потому что цыган цыганку легче поймет. Да плюнь ты. Что на ней одной свет клином сошелся?
Я тебе сколько раз говорил, чтобы ты ее не трогал?
Что ты не трогал ее, гад!
Ты что белены объелся?
Так всегда, Мишка, как глаза зальешь, начинаешь хулиганить.
А протрезвеешь, так ничего. -А вы как бабы языки пораспускали.
Не слушай их, парень, любишь люби. И все хорошо у вас будет.
Я ведь знаю, поверь мне. У меня ведь тоже, может, муж- цыган.
И много лет живем душа в душу. И все у нас как у людей.
И дом, и семья, и дети. И работящий, и жалеет меня.
И все в дом, а из дома никогда. И детей двое. Сын, ну вылитый он.
Как гляну, так на него похож. Сейчас в военное училище пошел, на офицера учится. И тоже жалеет меня. Так что, Миша, не слушай их.
Полюбит тебя твоя цыганочка. А как не полюбить?
Ты что не спишь? Ведь устала. Как ты их быстро утихомирила.
Наврала я все. Нет у меня никакого мужа-цыгана.
А дети? -Двое. Девочка и мальчик.
Не обижает он тебя? Бывает такие сыновья, оторви и брось.
Нет, мой не обижает. - Ну и слава богу, нехорошо.
Я на товарищеский суд больше чем в кино люблю ходить.
А нынче с Мишкой и Шелоро и поплакать и посмеяться придется.
А что ты дергаешься, будто тебя судить собираются?
Чего ты?
Нюхни-ка, лошадиным духом так и сшибает.
Вон их автомобили урчат. И то, как цыган без лошади, верно?
Верно. -Я раньше их очень боялась, а потом привыкла. Люди как люди. Одно нехорошо, снимутся, табуны покидают. Как конезаводу быть? И у меня клиентура пропадает.
Что-то холодно. - Ты что? Жара.
Петровна, живее. Ведь все места займут, ничего не услышим.
Ну идем! - Иди. Я сейчас.
Ты займи мне место, я скоро приду. Мне тут надо.
Приветствую вас. -Здравствуйте.
Доброго здоровьица. -Здрасте, Олег Иванович.
А наша Настя на людей не глядит. Выше голов летает.
Здравствуй, Шелоро.
Значит уже вернулась со своего коммерческого рейса?
Да как же я позабыла тебе, родненькая, доложиться?
Ты уж извиняй нас, дорогой наш прокурор.
Пожалей моих малых детей.
Но за те дела, которые за тобой числятся, мы тебя все равно судить будем, а детей твоих как раз пожалею.
Хорош конь!
Здорово, братцы!
Красивая, богатая лошадь у тебя, Будулай.
Извини, дружба дружбой, а долги долгами. Одолжил ты мне, помнишь?
Когда проворовался, да проигрался. Что тут греха таить?
Выручил ты меня. По-дружески, спасибо. Считай, тут все до копеечки.
Да только было взято не в долг, в уплату. Забыл что ли?
Спасибо, что принес мою покупку. Товар стоит денег, правда, ромалы?
Да за твои деньги сто таких кнутов купить можно.
Хорошая шутка. Стоящая, сам знаю. Не бойся.
Ладно, потом потолкуем.
Товарищи, обвинителем выбрали меня и я обвиняю.
За что? Сами знаете, что он здесь натворил.
С чего это ему вздумалось гулять? Выпил не выпил это неважно.
А потом устроил нам тут. Подрался с Егором, табунщиком, полез на пожарную каланчу, сторожа, дядю Цюрика, через забор кинул.
Орал непотребное. Уже и этого достаточно, чтобы его осудить.
Но и это тоже не главное. У меня в садике, что казачат, что цыганят пополам, все знают. Они тоже дружат, играют, дерутся иногда.
Но никогда, ты слышишь, Миша Солдатов, никогда не дерутся из-за того, что один русый, а другой чернявый. Когда вчера ты встретил Шелоро и
Егора как ты их обзывал? Про кого ты там кричал, мол, понаехали?
Поэтому сегодня все, казаки и цыгане врозь глядят.
Конечно, если нам русские могут такие слова говорить, то что ж нам остается?
Вот и уедем! Тебе что больше всех надо?
Ты меня бросил? - Это же некрасиво.
Цыгане ведь тоже разные. - Все равны, это она верно говорит.
Тише, товарищи. Успокойтесь, тише!
Давайте и других послушаем. вы меня выбрали защитником, вы меня и послушайте. Я сейчас начну его защищать, но я не оправдываю пьянство и дебоширов. Нет, меня интересует кто гонит эту гадкую самогонку? И торгует ею среди ночи? Я этого человека предупреждаю заранее, когда его будут здесь судить, я отказываюсь быть защитником
Правильно! - Но это не снимает с тебя вины.
Ведь тебе кроме штрафа еще придется просить извинения.
Притом публично. Ты понял меня, парень?
А что ваши лошадей держат и овес для них воруют?
А тебе что завидно, да? Что у цыгана отнимешь, себе не возьмешь.
Егор лошадей держит, а жена на работу не ходит.
Егор Романов здесь? -Здесь.
Прошу. - Пускай тоже штраф платит.
Правильно!
У вас, Егор Романов, лошади есть? - Есть, Николай Петрович.
Сколько? -Двое. Конь и кобыла.
Откуда же они у тебя взялись? - Так они всегда были моими.
Значит, от государства скрыл? - Выходит, скрыл.
И где же ты их скрывал? - Первоначально в табуне.
А потом домой перевел, в сарайчик. -А с приказом по конезаводу ты знаком, Егор Романов? Или ты его не знаешь?
Не забирайте у меня лошадей. Прошу вас.
Граждане, не забирайте у меня лошадей. Да, лошади у меня есть и овес я для них ворую, правда. Дайте мне овса, чтобы не воровал.
Хочу, чтобы все по правде, по правде! Граждане, не забирайте у меня лошадей. Прошу вас, граждане. - Встань сейчас же.
Что ты, Егор? - Что за рабские привычки?
Иди, дорогой, на место. Иди, Егор, иди. Нечего народ смешить.
Мы с тобой еще разберемся. - Чудак человек.
Да их коней этих целая тьма. Садись на любого и паси табун.
В этой семье не петух поет, а курица. Так пусть она за все и отвечает.
Правда я не знаю как и чем ее наказать. Она все-таки мать.
Да какая она мать. Думаете, она от детей скрывает свои делишки?
Нет. Пусть отвечает. - Пускай отвечает! Правильно!
За меня не переживайте. У меня молоко не пропадет.
Не то, что у некоторых девушек. Которая еще и замуж не вышла, а молоко уже киснет! Так что, сколько там с Мишки штрафу присудите, столько я и заплачу.
Да, оштрафуйте ее за прогулы, за то, что людей дурит.
Оштрафовать!
Вот. Распускай народ, председатель.
Что глядишь? Или мои деньги хуже, чем его?
Может мало? Скажи, добавлю.
Добавишь? А где возьмешь? Он-то на свои гулял.
А ты неделю уже как работу прогуливаешь.
Ладно, ладно, у него своя работа, у меня своя.
Люди знают за что она мне свои денюжки платят.
За что? За то, что ты их обманываешь?
Правильно. Значит им мой обман нужней, чем их деньги.
Не единой правдой жив человек, дорогая моя.
Так что, бери и отцепись. Вообще-то я могу и штрафа не платить.
Я мать, многодетная и кормящая.
Меня одним законом наказывают, а десятью охраняют.
Лихая тетка! Во дает! -Язык как помело.
Ну и что ты с меня возьмешь? Я могу и штрафа не платить.
Можешь, потому что мы возьмем и отнимем у тебя твоих детей.
Ведь если дети, глядя на такую мать, и сами начнут дурить и воровать.
А чем я плохая мать? Дети, слава богу, сыты, одеты. Веселые.
Да, не безгрешная я. Ничего, дети простят своей матери.
Правда, не святая, зато замуж вышла, а не прокурор.
Хватит ей! Что это? Распустили. Лишить ее прав на детей.
Осудить ее! Им все можно, а нам?
Иди, Шелоро, иди, не выступай. С тебя еще спросят.
А пока иди к своим детям. Иди! Они твои!
Ну и наши тоже. А мы послушаем.
Говори, Солдатов. - Ну а чего говорить?
Повиниться? Перед всеми? Так я это уже сделал.
Перед дядей Цюриком? Мы уже с ним толковали.
Это он сейчас распалился, так он на меня зла не держит.
Верно, дядя Цюрик? Что еще говорить?
Извиняюсь, больше не буду? Слово даю, не буду!
Вот при всех говорю.
А чего не буду-то? Начистоту, так начистоту.
вы же меня с детства знаете. -Знаем.
Я что против дружбы народов? Да люблю я Настю.
Вот при всех говорю. Люблю и все.
Ну а почему я тогда все натворил? - Она сама знает. Соврать не даст.
Я же к ней в тот вечер свататься приходил.