Плывут седые облака в лазури высоты.
Я, как мальчишка, погружeн в мечты, в мечты.
И, изменяясь на лету, уходят облака в мечту,
Они плывут, как сны, точь-в-точь.
Прочь, прочь, прочь...
Сейчас, спустя много лет, я смотрю на карту острова, и изгибы его вновь необычайно увлекают моe воображение.
Здесь есть бухточки, которые пленяют меня, как сонеты.
Из очертаний этого острова вновь проступает моe детство, когда корабли Колумба таинственно выплывали из тихих углов моей спальни в трактире "Адмирал Бенбоу" и манили за собой вдаль своей невообразимой красотой.
Глядя на карту острова, мне трудно поверить, что когда-то на нескольких квадратных дюймах этой плотной бумаги искали сокровища, сражались и умирали люди с загорелыми лицами, сверкая оружием в пороховом дыму.
Джим, как ты сказал, зовут этого островитянина?
Он назвался Беном Ганном.
Как мне кажется, приближается время приeмных часов достопочтенного мистера Ганна, а? Так, воспользуюсь-ка я затишьем и нанесу ему визит.
Ты говоришь, он мечтает о сыре... - Да, сэр.
Джим, ты видел мою табакерку? - Угу.
Сейчас ты узнаешь, как полезно быть лакомкой. Ты думаешь, в ней табак?
Нет, в ней кусочек пармезана... итальянского сыра! И этот сыр мы отдадим мистеру Ганну.
Эй! Я здесь.
Хе-хе-хе!
Доктор высадился на берег и направился на север.
Болван! Ты его выследил?
Он как сквозь землю провалился.
Что-то они затеяли.
Гарри!
Гарри!
Иди... выследи доктора.
Надо пойти на корабль, предупредить Хендса, чтобы смотрели в оба!
Ваш юнга проболтался, что вы намерены отыскать здесь сокровища Флинта.
Так уж получилось, что карта Флинта у нас.
На ней рукой самого Флинта помечено, где всe лежит.
Карта Флинта!
Карта Флинта бита.
Вы увезeте меня домой? - Слово джентльмена. -Да!
Я оставался на корабле, когда Флинт зарыл на этом острове свои сокровища.
С ним было ещe шесть моряков - здоровенные сильные люди!
Они... они пробыли на острове с неделю, а мы ждали их там, в бухте, на старом "Морже".
В один прекрасный день мы увидели шлюпку, на ней был Флинт.
Голова его была повязана синим платком, всходило солнце, он был бледен, как смерть, и плыл к нам... один!..
Остальные шестеро были убиты. Как он расправился с ними, никто из нас никогда не узнал.
Он был один против шестерых.
А- ха-ха-ха!
Сильвер и Билли Бонс спросили у него:
"Где сокровища?"
"Ступайте на берег и поищите!
Но, клянусь громом, корабль не станет вас ждать!"
Корабль не станет вас ждать!
Так сказал старый Флинт.
Я провeл в плаваниях 30 лет, но такого ещe не случалось.
Корабль... Это первый корабль, который мне пришлось потерять.
Не скорбите, сэр. вы во всeм действовали правильно и мудро, а вина на мне одном. Это я затеял экспедицию и я набрал экипаж, со свойственным мне легкомыслием, почти только из одних разбойников.
Корабль - вот что меня мучает.
А что, если они всe-таки изловчатся поднять паруса "Испаньолы" и начнут пиратствовать на моeм корабле?
Но тем временем в голове у меня возник новый план.
Я задумал, пользуясь ночной темнотой, подплыть к "Испаньоле" и перерезать якорный канат - пусть течение выбросит еe где угодно.
Я был убеждeн, что разбойники получившие такой отпор сегодня утром, собираются поднять якорь и уйти в море.
Этому надо было помешать, пока не поздно.
Эта вторая моя безумная выходка была ещe хуже первой, так как в крепости остались только двое здоровых людей, однако, как и первая, она помогла нам спастись.
Я воспользовался лодкой Бена Ганна и поплыл к "Испаньоле", не подозревая, что с другой стороны к ней подплывает Сильвер.
Ещe карточку.
Ещe.
Хватит!
А ну-ка, покажи левую руку! - На.
Ну, тогда я снимаю.
Теперь ты.
Опять налакались, свиньи! - Так это...
Ой, горе, горе!
вы вот что, протрите свои иллюминаторы.
Смотрите в оба!
Упустите корабль - убью!
Не упустим, Джон.
Клянусь своим скелетом, я прикончу этого одноногого на обратном пути.
Что ты сказал, О`Брайен? - Я не проронил ни слова.
Я не знаю, что слышали твои ослиные уши.
Сыграем по последней.
Вскоре ялик с Сильвером отчалил от "Испаньолы" и понeсся к берегу. Я подбежал к мачте и сорвал проклятый чeрный флаг, затем перерубил якорный канат, но бурный поток внезапно подхватил шхуну и потащил еe в открытое море. Мы удалялись от берега, и я был в отчаянии.
Ну-ка, подбрось мне пeрышко!
Я слегка надрежу твои ослиные уши, чтобы они могли лучше слышать.
Эй, эй!
Джим, а ты откуда взялся?
Я прибыл сюда, мистер Хендс, чтобы командовать этим кораблeм.
Впредь до следующего распоряжения считайте меня своим капитаном.
Что за несчастный корабль эта "Испаньола"?..
Сколько людей убито на этой "Испаньоле"...
А сколько бедных моряков погибло с тех пор, Джим, как мы с тобой покинули Бристоль.
Никогда я не видел такого неудачного плавания.
Я ранен, Джим. Можно я тебя попрошу - спустись в трюм и принеси мне... забыл, что мне... Да! Принеси мне какую-нибудь тряпицу, чтобы перевязать рану.
Поторопись, Джим.
Я полагаю, сэр, вы можете перевязать рану этой тряпкой.
Мне кажется, капитан Хокинс, вы были бы не прочь высадится на берег?
А почему бы и нет? - Постой.
Без моих указаний тебе с этой шхуной не справиться.
Помоги мне подняться на палубу, и я покажу тебе, как управлять кораблeм. Идeт?
Только имейте в виду, на прежнюю стоянку "Испаньола" не пойдeт.
Мне надо еe отвести в Северную бухту, где нет ни Сильвера, ни всей вашей шайки.
Я что, идиот? Я понимаю, отлично понимаю.
Я сделал ход и проиграл, выигрыш твой.
Ты хочешь на северную стоянку - изволь, у меня нет выбора.
Клянусь громом - я поведу корабль хоть к самому помосту моей виселицы.
Правь к ветру, друг сердечный.
Ещe немного, капитан Хокинс, и мы войдeм в эту бухту.