Иногда ты убиваешь дракона, а иногда дракон убивает тебя.
Итак.
Фробишер, верно?
Полагаю Маскерас хорошо тебя обучил и ты мне пригодишься.
У меня в голове уже долгое время крутится один мотивчик для альта, посмотрим, сумеешь ли ты его записать.
Лёгкий мелизм на третьей.
Нежненько и просто. Записал? Дальше - интереснее.
Хорошо
А ну-ка сыграй.
С удовольствием, сэр.
Эм что по тональности?
По тональности? Соль-минор, разумеется.
А ра-а-азмер?
Боже праведный, ты слышал мелодию?
Простопросто нужно немного больше времени. -Тебе нужно?
Милый юноша, кто на кого здесь работает?
Прошу прощения, но - Ты вообще пишешь или извиняешься?
Слушай внимательно.
Три четверти переходят в четыре на четвертом такте и снова в три четверти на пятом, если ты конечно вообще умеешь считать.
Четвертый соль, восьмая пауза, снова соль восьмая, затем ми-бемоль на сильной.
И так далее.
Ну хорошо, играй.
Стоп! Мне больно это слышать!
Ты верно глухой, я диктовал тебе мелодию, а не пародию!
Вивиан
Иокаста, помоги мне!
Что здесь происходит? - Упражнения в бесполезности.
Не представишь меня?
В этом нет решительно никакого смысла, от юноши пользы как от триппера.
К счастью, от мальца намного проще избавиться.
Будь так любезна, проследи, чтобы Генри его проводил.
Конечно, дорогой.
Это прекрасно.
Да
Этоэто она. Это моя мелодия!
Сан Франциско, 1973
Да ладно тебе, Луиза, нам на роду написано быть вместе!
Ну брось, Луиза, ну всё. Ну говорю тебе, детка, ты должна остаться со мной.
Может это уже было в прошлой жизни или будет в следующей, но мы должны быть вместе
Слушай. В последний час я мечтала только об одном, сбросить тебя с балкона.
Слушай, да кем ты себя вообще возомнила?
Пишешь гавёные статейки в грёбаном журнальчике.
Подождите!
Благодарю Вас.
Приятно убедиться, что время рыцарей ещё не прошло.
Вы целы?
Кости, кажется, не сломаны.
Дайте-ка я, нет, нет, Вы сидите. Я посмотрю.
Отлично. Свет выключили.
Прекрасный финал прекрасного дня.
Вы и сейчас думаете про рыцарей?
Лучше уж сидеть здесь, чем там наверху.
Похоже, мистер Кейпин не всем по душе.
Я к таким отношусь как к издержкам профессии.
Вы брали у него интервью? - Да, для журнала Спайгласс.
Луиза Рэй.
Руфус Сиксмит.
Рэй
А вы случайно не родственница журналиста Лестора Рэя?
Да. Это мой отец.
Да что Вы? Должно быть он страшно гордился тем,
что Вы пошли по его стопам. - Хммм.
Это она. Моя племянница, Мэган.
Красавица!
Физик от Бога, я никогда не мог похвастаться такими способностями.
Защищалась в Кембридже, женщина в колледже Кай!
В этом мире не всё потеряно.
Жарко.
Когда же нас вытащат.
Интересное родимое пятно.
Да. Моя кометка.
Мама была уверена, что это рак, и хотела, чтобы я её удалила, но нет. Мне она нравится.
Я знал человека, у которого было
похожее. - Правда?
И кто же это?
Он был мне очень дорог.
Мисс Рэй, можно один гипотетический вопрос.
Как журналистка, какую цену Вы готовы заплатить для защиты информатора?
Любую.
А если тюрьма?
Если до этого дойдёт, сяду.
Вы бы рискнули даже личной безопасностью?
Ради журналистских принципов, мой отец не боялся ни минных полей на болотах, ни генеральского гнева.
Если я буду вести себя по-другому, я перестану себя уважать.
Спасение.
Такси!
Вас точно не нужно подвести? - Нет, я на машине.
Ну что ж, если я когда-нибудь Вам понадоблюсь, не стесняйтесь, звоните пожалуйста.
Спасибо Вам.
До свидания.
Лондон, 2012 год.
В тот вечер вручали книгоиздательские премии - Лимон, в обстановке всеобщего натужного веселья, я помнится на мгновенье погрузился в себя.
Зачем. Зачем человеку в здравом уме становится издателем?
Именно в этот момент ко мне и подошёл Дермот.
Здорово, Тимоти. - Ох, мистер Дермот.
Плохие новости неумолимы.
Хрень болотная.
Вспомните, как Герман Мелвилл написал потрясающую историю про большого белого кита, а её отвергли.
Зато теперь эту книгу носят в рюкзаке все студенты литературных факультетов по всему миру.