Я верю, что мы недолго остаемся мертвы.
Ищи меня под звездами Корсики, где мы впервые поцеловались.
Вечно твой, Р.Ф.
В докладе указано, что коммандор Чен был убит в ходе штурма.
Это так.
Но вы говорите, что любили его?
Да, конечно.
Хотите сказать, что вы по-прежнему любите его?
Да, и всегда буду любить.
Наши жизни не принадлежат нам.
С рождения до гробовой доски мы связаны с другими.
Прошлым и настоящим.
И каждый проступок и каждое доброе дело перерождает наше будущее.
В своем Откровении вы говорили о цепочках человеческих жизней, которые повторяются в вечности.
Значит ли это, что вы верите в загробную жизнь?
В рай или ад?
Я верю, что смерть всего лишь врата.
Когда одни закрываются, открываются другие.
Если бы я могла представить рай, я бы представила открывающиеся врата.
А за ними стоял бы он, ожидая меня.
Любовь моя.
О боже, как я скучал по тебе.
Спасибо, сэр.
Позвольте, я задам один последний вопрос.
Вы должны были знать, что схема Союза обречена на провал.
Да.
Тогда почему согласились?
Об этом меня попросил генерал Апис.
Просил пойти на казнь?
Если бы я оставалась невидимой, истина бы не открылась.
Этого я не могла допустить.
А что если никто не поверит в эту истину?
Но ведь один уже поверил.
Адам, слава Богу
Я только что рассказывал о твоем удивительном приключении.
Пожалуйста, присоединяйся. Подайте ему стул.
Нет, нет, благодарю.
Я не могу оставаться.
Что ты здесь делаешь. Разве доктор не говорил оставаться в постели по крайней мере три недели?
Говорил, но я не мог ждать.
Мне нужно поговорить с вам, сэр. Наедине.
Конечно.
Это контракт от преподобного Хоррокса?
– Да именно так. – Я мог бы послать к вам слугу.
Ты сошел с ума?!
Я обязан своей жизнью беглому невольнику.
И далее участвовать в подобном бизнесе мне не позволяет моя совесть.
Из этого получится отличная книга.
Так выпьем же за это.
На улице тяжелый снег падал на шиферные крыши и гранитные стены.
Подобно Солженицыну, томившемуся в Вермонте, я буду трудиться в изгнании.
Но в отличие от Солженицына, я буду не один.
Черт вас побери, не будь вы мужем моей дочери
Здравствуй, отец.
Тильда?
Что происходит?
Я пришла попрощаться.
Прощаться? Куда вы собрались?
Мы переезжаем на Восток, работать с аболиционистами.
Что?
Твой мозг совсем прогнил от этого яда.
О, да. Очень его рекомендую.
Я никогда прежде не чувствовал себя так хорошо.
Тильда, я запрещаю тебе ехать куда-либо с этим безумцем.
Я боялась вас всю свою жизнь, отец.
Я еду со своим мужем.
Адам.
Послушай меня
Ради своих детей, если не ради себя в основе всего лежит заведенный порядок, и те, кто пытается его нарушить, крайне плохо кончают.
У этого вашего движения нет будущего.
Присоединитесь к нему, и вся ваша семья подвергнется остракизму.
В лучшем случае, вы станете парией, объектом насмешек и издевательств.
В худшем, вас линчуют или распнут.
И ради чего?
Ради чего?
Как бы вы не старались, это лишь капля в бездонном океане.
Разве океан не множество капель?
Огонь угасает.
Так же и рассказ мой догорел.
Нет, пожалуйста, Дедушка, еще!
Быстро в дом, маленькие негодники. Живее, на улице холодно!
Вы слышали бабушку, все в дом, живо.
Тебе здесь нравится, Деда?
Немного напоминает мне мою долину.
А Земля - это где?
Вон там, голубым переливается.
А теперь помоги дедушке.
Расскажешь об огромном космолете и большом сне, и всё, что было потом-потом?
О том, что было потом-потом пусть лучше расскажет бабушка.
Ты все еще любишь Бабулю?
Встреча с ней - лучшее что случилось со мной.
Ну иди ко мне, Дедуля.
Дай погреть твои старые косточки.
<<Назад | Стр. 15