Работа без авторства (Werk ohne Autor, 2018)

Все цитаты, стр. 9

Так ты всё-таки красишь стены?
Это фреска на тему "единство рабочего класса".
И насчёт единства... - Что такое, дитя моё?
Только, пожалуйста, ничего неприятного.
Пожалей мои нервы.
Мы...
Мы... вместе.
Ты тоже работаешь над фреской?
Мы пара. Уже долгое время.
Пара... студентов?
Влюблённая пара.
И мы хотим ещё... - Вот это новости.
Да, и мы хотим ещё что-то... - Боже, мне нужно это переварить.
Как-то это очень быстро...
Пожалуйста, принесите герр профессору воды.
Я рад, что вы нам рассказали.
Что так рано рассказали.
Есть кое-что насчёт Элли, о чём ты должен знать.
Мы не хотели волновать Элли, так что мы всё откладывали, но...
В детстве у Элли было сильное воспаление в области таза, приведшее к образованию рубцовой ткани в маточных трубах и серьёзному повреждению ресничек.
Ресничек?
Реснички - структуры на слизистой маточных труб, направляющие оплодотворённую яйцеклетку в матку.
Сейчас мы активно ищем способы исправить это оперативным путём.
Но если она забеременеет до этого, риск внематочной беременности, когда плод окажется в маточных трубах, очень высок.
Такая беременность же может привести к сильному внутреннему кровотечению.
Так что я должен тебя предупредить, не из тех соображений, из каких обычно отцы дочерей говорят это молодым людям, не вступать с ней в интимные отношения, пока мы не решим эту проблему.
Сейчас беременность может стоить Элли жизни.
Понимаешь?
Жизни.
А если она уже беременна?
Тогда я бы немедленно её обследовал.
Нужно действовать сейчас же.
Беременность развилась ещё дальше, чем я боялся - уже третий месяц.
Аборт?
Если я не удалю плод сейчас, она не переживёт беременность.
Прямо здесь?
Нам нужно сохранить свою репутацию.
Это правда - единственный путь? Правда?
А ты сомневаешься в моём профессионализме?
Стал бы я это делать, и собственную дочь... если это не было бы необходимо?
Ему сшили форму СС.
Он часами напролёт позировал в ней перед зеркалом, пока не убедился, что хорошо в ней выглядит.
Ему было всё равно, что я смотрю - я была совсем маленькой.
На фуражке был череп.
Серебряный.
Череп.
Врач ведь должен лечить.
Он должен лечить.
Я всегда буду ему подчиняться?
Талантливый врач, гуманист, один из строителей нашей социалистической республики - вкратце, пример для всех членов нашей профессии.
Именно его сегодня, 11 декабря, день здравоохранения ГДР, я имею честь наградить медалью Роберта Коха и званием народного заслуженного врача.
Спасибо, товарищ, за добрые слова, которые я ну никак не заслуживаю.
Как врач и член общества я лишь исполняю свой долг.
Я - колёсико в огромном механизме социалистического движения, так же, как и автор этого слишком уж лестного моего портрета, написанного в стиле, неотличимом от другого художника, присутствующего здесь.
Мы все - маленькие колёсики огромного аппарата, с помощью Советского Союза движущегося к единой цели: к коммунизму. Спасибо.
Что он хотел?
Завтра я должен прийти в центральный отдел КГБ.
Больше он ничего не сказал.
План, кажется, тоже не сработал. Они стали ещё ближе.
Терпение, Марта.
Только терпение.
Подожди, мне нужно кое-что тебе показать.
Садись.
Меня переводят назад в Москву.
Я больше не смогу тебя защищать.
Всех остальных поймали.
Поиски Бургхарда Кролля и
"врачебного координатора Дрездена по осуществлению эвтаназии" по документам ещё ведётся.
Я не могу гарантировать, что мой преемник не начнёт вести новые допросы врачей и медсестёр.
Тебе тоже нужно покинуть ГДР и никогда не возвращаться.