1
Трудный день.
Ага.
У гроба он жал мне руку, обнимая кого-то еще.
Эта семья - чертова картина Пикассо.
2
Я постараюсь сказать это как можно тактичней и профессиональней: ты слуга народа в этой захудалой, помешанной на Библии дыре.
Никому, никому нет никакого дела до твоего наследия.
3
Наверное, нельзя винить вас за то, что вы меня не помните.
Был лишь вторым помощником обвинения.
Вы защищали сына пивного магната из Милуокки, он еще бродяжничал в Гэри.
40 миллионов в банке, одна мертвая проститутка?
Вы был хороши. Лучший вердикт, что можно купить.
Всем нужен Аттикус Финч, пока в их ванной не сдохла шлюха.
Вот вам и стикер на бампер.
Другими словами, ты приехал сюда, чтобы свести счеты.
Боже правый, нет.
Я приехал сюда, потому что знал, что если не приеду, то кому-то здесь может сойти с рук убийство.
Мой отец - куча неприятных слов: "убийца" среди них нет.
Но он лжец. Это мы установили.
Лжец, который думает, что может прикрываться законом, прямо как его сын.
Вы обыкновенный мошенник, мистер Палмер.
Задира с кучей фокусов в кармане.
Но в отличие от вас, у меня есть одна простая вера: что закон - единственное, что способно сделать людей равными.
4
Ты спрашиваешь, верю ли я в Бога?
Веришь?
Мне 72, и рак четвертой степени. Какой у меня выбор?
5
90 процентов страны верит в призраков, меньше, чем треть, в эволюцию.
35 процентов могут безошибочно узнать Гомера Симпсона и вымышленный город, в котором он живет, меньше процента знают Тургуда Маршалла.
Но когда ты сажаешь 12 американцев в жюри и просишь правосудия, происходит нечто уму непостижимое.
Почти всегда они справедливы.
6
Ну, ты знаешь, когда проигрываешь, то проигрываешь.
А когда тебе прет, нужно просто наслаждаться.